У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Terra Incognita: Homo Ludens

Объявление

О форуме

Добро пожаловать на камерную форумную ролевую игру Terra Incognita: Homo Ludens!


Рейтинг: 18+

Игра ведется по авторскому сюжету в стиле неклассического дарк-фэнтези во временном промежутке, эквивалентном Европе 14-15 вв. В игре присутствуют авторские расы с уникальными наборами магических способностей.

Мастера игры:

Позабытый и Сова

Важные события

Для консультации по миру
просьба обращаться к АМС c помощью Skype

Форумная игра имеет камерный тип. Тем не менее, поучаствовать в ней может любой желающий - для этого достаточно ознакомиться с миром и написать анкету. Для уточнения информации рекомендуем обращаться в гостевую форума или в предоставленный в ней skype главного администратора.

Ознакомиться с игрой:

Логин: Читатель | Пароль: Читатель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » Архив квестов » 31 травный 1460 года; Тиело, катакомбы‡Принц и нищий&


31 травный 1460 года; Тиело, катакомбы‡Принц и нищий&

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


Принц и нищий


[img class=border]http://s1.uploads.ru/d/j25zi.jpg[/img]

Участники:  Мэв, Леод; в эпизодах - Петронила
Рейтинг:  18+
Описание:  Кому нужно спасение? Петронила не спешила верить бродяге и совсем не верила аскейр, но все же попыталась обратиться к пророку, не питая ложной надежды на удивительное разрешение кризиса.
Бой и участие мастера: ПРАВИЛА БОЯ, ПРИНЯТЫЕ СОВМЕСТНО, И НЕОБХОДИМОСТЬ МАСТЕРА

0

2

[indent] Оуред не пели зловещих песен даже для поучения, хотя любили и музыку, и строгие моральные принципы. Жуткие песни о потерянных душах стали знакомы Леоду уже в Лааниме. И парочка не покидала его бегающего по кругу в вакууме одиночества, тревоги и отчаяния сознания, когда боль давала ему вообще проясниться. Он даже пробовал петь.
Стар колодец и су-ух, но зловония ду-ух…
[indent] …это не продлилось долго. Остатки голоса отнял заливистый дерущий горло сухой кашель. Не успел он просохнуть, погреться на солнце, подышать воздухом без лихорадки и горячки, снятой очередным целителем — снова заболевал. Силы подводили его спустя три месяца с начала этой его кошмарной одиссеи.
[indent] В любом случае.
[indent] Он не был сброшенной гнить в колодец мёртвой шлюхой, да и колодец его находился глубоко под одетым в камень современным городом, он пересох, да, но сух? Нет.
[indent] Он был сыр, он был темен, он выпивал жизнь из Леода даже успешнее смененных на нём магических оков, и он уже не чувствовал даже рези в глазах и дрожи во всём теле, когда прикидывал, сколько он продержится.
[indent] Лучше было бы сорваться и умереть до ярмарки, о которой рыцари говорили. Его собирались использовать как оружие. Против кого? Это ужасно. Он не желал ни одной живой душе увидеть их родных и близких разорванными внезапно схлопывающимся на него пространственным полотном. Он не был по природе своей злым, так-то. Он не ненавидел людей больше, чем они его, и не ненавидел их прежде, чем они казались враждебными на его полный паранойи и мнительности, но всё равно не исключающий внезапной доброты из-за своего мира взгляд.
[indent] Леод и не мечтал сбежать. Этот ошейник ещё даже не начинал плавиться, чёрная труха под ним — его собственная проеденная теряющей всякую стабильность из-за отсутствия здорового ощущения в теле и тела — в пространстве магией кожа. А он проваливался в спасительный от боли сон и видел свои белые снега и представлял их колючий, а не тянущий силы медленно, одновременно разогревающий его тело и гасящий тяготящую жару на лице холод.
[indent] В его жизни, конечно, всё ещё ничего не происходило. Ничего не обязано было происходить. Он был просто один не значившийся в новых списках утёкший из рук гильдий, чтобы попасть в руки рыцарей для каких-то планов, урод.

+1

3

Письмо от Петронилы застало их в одной из гаваней, в которую они зашли, убегая от надвигающегося шторма после глупейшей морской стычки. Как глава совета узнала, где именно их искать, оставалось загадкой, но Мэв привык переоценивать окружающих людей. Так куда лучше, чем проигрывать тем, кого ты считаешь глупцами. В запечатанном письме было всего несколько строк «23 травный, моя спальня, после полуночи, жизни и смерти, приходи». Петронила не была паникершей и назначать встречу таким образом не стала бы. Вероятно, действительно что-то серьезное. Стараясь не замечать мрачного взгляда, которым одарила его Тамлин (ах, конечно замечать и всем своим видом доказывать обратное!), Мэв уединился в своей старой каюте, по счастью не сильно измененной. Его полу дрёмные путешествия в прошлое делали юношу весьма уязвимым и лучше бы находиться в это время в безопасном месте.   
В особняке хафну он ориентировался не слишком хорошо, потому нужную спальню пришлось поискать. Нила спала.
- Поднимайся, - почти ласково произнес он, прикасаясь к обнаженному плечу женщины. – Я хочу, чтобы ты осознала. Сегодня уже не тот день, про который ты думаешь. Сегодня уже конец месяца, но ты позвала меня сюда сегодня для какой-то важной беседы. Приходи в себя.
Нила, сонная теплая и растрёпанная, приподнялась на подушках и заморгала, пытаясь разобраться. Мэв благоразумно убрался подальше, сел за стол, потому хранитель ведает, какие мысли бродят в голове этой женщины и безопасно ли здесь вообще.
- Да? – протирая глаза, удивленно спросила она хриплым со сна голосом.
Зашумел Керран, со стороны окна послышался какой-то звук. Петронила напряглась, подтянулась. Мэв предпочитал не мешать ей, наблюдая со стороны. Темный силуэт вполз в окно, прохрипел приветствие ворону и почти тут же оказался сбит с ног.
- Ты вор? – обратилась к мужчине Петронила, сидя на нем сверху.
Мэв громко откашлялся и ударил ладонью по столу.
- Во имя хранителя, женщина! Ты позвала меня сегодня сюда только для того, чтобы рассказать, что у тебя был крайне захватывающий секс с незнакомцем? Я рад! Но, прошу тебя, не надо, - протестующие закричал он со своего места.
Нила бросила на него презрительный взгляд.
- Нет! – угрожающе прошипела она, выпрямляясь и отбрасывая назад волосы.
- Нет, я не вор и не раб, я свой, с головой дружу, чтобы не воровать у высоко сидящих особ, да ещё в их присутствии, и путы на мне по моему желанию. Просто я посланник, которому нечем записаться на приём. – Продолжал играть уже заученную пьесу ночной гость.
Мэв пожал плечами.
- Может, и зря не было. Он явно не против. И даже флиртует.
- Просто пока посмотри, - пожала плечами Нила, поднимаясь. – Не вмешивайся в хронологию, там дальше интересно будет.
Мэв вновь подал плечами и принялся тоскливо катать по столу перья, переставлять чернильницу и вполуха слушать препирания двоих твердолобых. Закончилось все не слишком приятно для вора. Или не вора. Кем бы он там ни был. Нила, захваченная жаждой деятельности, раздала последние приказы и так и продолжала свой обычный день из прошлого, если он не остановил её.
- Эй, я все еще здесь, а это все еще прошлое. Что-то не так? Ты потом передумала и рассказала про меня? – ухватив женщину за локоть, спросил Мэв.
Петронила, немного затуманенная и сбитая с толку неуверенно покачала головой.
- Н-н-нет. Я не собиралась ему ничего говорить. – Медленно произнесла она, все так же качая головой. Но тут она будто бы пришла в себя и даже подскочила на месте. – Аа-а-ай! Я забыла его в подвале! Точно! Наверное, он еще там!
- Сидеть, - твердо произнес Мэв. – Не сейчас. Мне то что с этим делать? Месяц уже закончился.
Нила выглядела озадаченной и смущенной.
- Я и не думала, что ты что-то сделаешь, - растерянно произнесла она. – Думала, тебе надо знать, что за тобой, вероятно, будет охотиться еще один или тысяча безумцев, о которых ты пока не знаешь. Видимо, ты можешь быть все же полезен. Кому-то.
Он фыркнул.
- Все ясно. Спасибо.
Мэв повел рукой и потянулся, разминая плечи и упираясь затылком в деревянную стену каюты. Что может сделать один пророк без проводника? А как далеко может зайти проводник один? Пожалуй, самое время проверить.
Он ступал по снегам, проваливаясь почти по колено при каждом шаге. Проклятая, мерзкая, негостеприимная страна. Снова. Пришлось обновить свои воспоминания при помощи дневников, написанных блеклыми лазурными чернилами, чтобы найти этого оуреда. Как же неудобно, что этот малахольный постоянно пытался скрываться в своей стране. Но, кажется время выбрано неудачно.
Перейдя по датам поближе ко дню сегодняшнему, Мэв оказался в глубоком темном колодце.
- О, хранитель. Что, опять страна? – но движения подсказали, что вокруг стены, на полу вода, а вверху кусочек неба.
Переступая в темноте, он наподдал ногой нечто похожее на труп. К мертвым в прошлое пройти нельзя.
- Эй, как тебя там звать? Приходи в себя, это просто прошлое. Слышишь меня? – щедро раздавая пинки, обратился к почти трупу Мэв.

+1

4

[indent] Гостей он не ждал, но получил. Смутно знакомое присутствие, приятное, как копание голыми руками в свежем битом дорожном щебне. Леод его вот узнал. Его жизнь вообще была весьма пустой на знакомства и лица. А у этого, видимо, как у шлюхи: таких в единственную влюблённых — тысячи.
[indent] — Какая страна, — скрежечущим сухим эхом откликнулся Леод. И добавил:
[indent] — Никак, не важно.
[indent] Но песенная шлюха-оборванка, развалившаяся на дне колодца напротив, истаяла от пинка чужака. Замученный оуред возвращался в реальное приземлённое сознание, постепенно, во сне. По крайней мере, отвлекался от отчаянного бреда своего одиночества и скорой смерти.
[indent] — Почему ты решил прийти.
[indent] Опять не вопрос, и голос, и мысли были совершенно непластичными и не желали даже формировать его.
[indent] — Я, кажется, в большом городе и меня уже давно доводят до края в ошейнике, но не дают умереть. Что-то странное происходит. И сам себя я…
[indent] Леод дёрнул совершенно онемевшими руками. Сон был как наяву, оковы не поддавались, и его тело было всё так же странно и неудобно растянуто по стене и дну колодца, что никак не почувствовать комфорта. Он поморщился от боли и горечи. Он не мог уже перестать надеяться и сдохнуть волевым решением сам. Ему всё мечталось, хотелось, желалось выбраться: втайне, в редкие моменты после тридцати отречений. На месте месенной шлюхи в его видении висела, так же как он прикованная руками, не доставая задницей до влажного дна, блестя лихорадочно глазами цвета расплавленного золота Гейл. Гейл не сдавалась и шептала в его уши как живая столько времени, что он уже сходил с ума, не понимая, наваждение это и обман или всерьёз. Он ведь даже не помнил уже её лица и едва мог описать её голос.

+1

5

Мэв хмыкнул, уперся обеими руками в стену и с силой надавил. Кирпичная клада поехала назад, все увеличивая свою скорость, отступила, дала подняться из жалкой лужи океану и жалкому островку. На берегу скукожилась обильно поросшая влажным мхом изредка сухая лачуга. Пророк презрительно подергал кистями, как кот, случайно наступивший задними лапами в лужу.
- Во имя хранителя, ты вечно пребываешь в каких-то невероятно жалких местах! – Брезгливо морщась от вида хижины, сообщил узнику Мэв. – Я обнаружил, что мы впервые столкнулись где-то здесь. Точно не знаю, в какое еще более приятное место тебя отвести. За последние месяцы я таковых не увидел.       
Он развернулся на пятках и презрительно смерил взглядом собеседника, выглядевшего теперь более свежим, соответственно временному промежутку.
- Да, это далекое прошлое. Приходи в себя. На данный момент ты сидишь в колодце и я знаю это, - фыркнул пророк. Собственно, сам он выглядел не слишком хорошо. Бледная кожа стала еще более бледной, у глаз залегли глубокие фиолетовые тени. – Камелия могла бы постараться и лучше, но не стало. По крайней мере, мне удалось уговорить её забрать своего мужика и помешать твоей преждевременной кончине. Как думаешь, Никак, лучше подохнуть от долгих затянутых пыток, или самому от голода и холода? По моим подсчетам у тебя жизни осталось на часы, а ведь надо как-то тебя вытаскивать. Как? И безопасно ли это?
Мэв мерил шагами песчаный пляж, в задумчивости потирая руки. Про присутствие кого-то еще он уже и позабыл, он был нужен ему лишь как проводник в прошлое, чтобы немного поразмыслить.
- Эй, слушай, - обратился он к пленнику. – Слышишь? Тебе придется жить. Потому что это обязательно. Сейчас что-то будет. Пока не знаю что, но будет. Ты, главное, не убивай там никого. Понял? Никого.
Он ничего больше не стал говорить, просто выпрямился, упер руки в бока и растаял, напоследок попинав Леода…
… его действительно пинали. В этой реальности. В этом колодце. Стало слишком светло, ужасно резко. В руках того, кто пришел за ним был факел.
- Во имя Ордена, труп? Еще труп? Уже труп? – ворчал себе под нос молодой рыцарь, перемещаясь по колодцу. – Ну, давай, живой если, давай…
Рыцарь приподнял голову оуреда и приложил к его губам фляжку с невероятно огненной водой.
- Подожди, - сказал он, пристраивая горящий факел в кольцо, от которого шла цепь.
Молодой человек вставил в звенья клин, несколько раз ударил по нему молотком, разгибая металл.
- Идти можешь?

+1

6

[indent] — Прости. Не то чтобы я имею власть над своим положением в жопе мира, — бесцветно извинился Леод. Но ему было легче, да. Немного, но всё же.
[indent] Он резко вдохнул, ощущая знакомый северный бриз на своём утёсе, у своей халупы, которая была ему прибежищем пару десятков лет. Леод обалдел, видя магию, раскрывающую границы реальности, и встал и пошёл просто потому, что в такой нереальности верилось, что всё возможно. Он очень хотел пойти и завернуться в своё худое, но всё же тёплое одеяло, и смотреть на с трудом собранный из хвороста и сухостоя с его стороны леса, с северного утёса, очаг, пока не уснёт. Его успокаивали такие простые вещи. Он не привык постоянно умирать. И слова об этом его только насторожили.
[indent] — Как? — спросил оуред. — Я не знаю, как удержаться, я держусь так долго, что не…
[indent] И весь содрогнулся.
[indent] Его будили, а Леод совсем обалделый, даже не увидел перехода из сна. Лишь слабо простонал, прося невнятно пощады. А потом захлебнулся пойлом, прыская с губ повсюду, задыхаясь и чихая одновременно.
[indent] — Куда идти, кого идти… — прохрипел Леод, поднимаясь, всё-таки, с коленей. О, он мог, и его куда-то повели, хотя он всё хотел отключиться. Он скрёб ногтями по ошейнику, всё норовя провалиться снова в спасительные пучины сна, а ему давали по рукам, и будили, и не позволяли. Он хотел умереть вопреки наставлениям.
[indent] — Ребят, опомнитесь, я ж убью с собой вас… — не то простонал, не то прохныкал он, не слыша, как жалко и неубедительно звучат его слова.

+1

7

Молодой рыцарь был в том беспокойном возрасте, когда вера в великого и доброго Хранителя уже подвергается сомнению, а вера в чистоту и справедливость этого мира пока что нет. Он пытался помогать и делать правильные вещи. Он прошел в катакомбы знакомым путем, чтобы предотвратить самое ужасное.
- Ты знаешь, где ты? Понимаешь, что может произойти?
Рыцарь колебался, не зная как лучше поступить. Так значит, это все правда – если он умрет, то уничтожит все вокруг. Он понятия не имел, как можно разобраться с этим. Пока что просто попробовать увести это чудовище подальше. Как можно дальше. Где-то пленника пришлось подгонять, где-то почти тащить на себе, но и это тоже закончилось.
- Ты как? Живой еще? Давай, еще немного.
Рыцарь почти загрузил спутника в телегу, перевалив его через борта. А теперь – подальше из города. Ярмарка уже начиналась, выбраться за стены оказалось куда проще, чем попасть внутрь. Пригодились, конечно, и кое-какие деньги, вовремя выпавшие из кармана рыцаря в руки стражника.
Начинали путь утром, прибыли к закату в небольшую деревню, поселение асуров с порталом. Мэв уже ждал там. Во плоти. Он встретил рыцаря, раздраженно повел подбородком.
- Самое время, - процедил сквозь зубы.
Пророк неспешно прошел к телеге, откинул шкуры, одежду и какой-то хлам. Цель всего предприятия была месте. Мэв ухватил его за отросший сальные вихры на загривке и быстро повел по горлу лезвием. Пленник издал короткий изумленный звук, подтянул к горлу пальцы, будто силясь вернуть в тело вырывающуюся толчками кровь, а вместе с ней и душу. Захрипел. Дернулся. В следующий миг ошейник не выдержался. Разорвались последние сдерживающие заклятья. Воздух сжался, прыснул в разные стороны под воздействием разрушительной силы, вмиг круша ветхие избы, превращая деревню в мешанину дерева и мелкого алого крошева тел.
Мэв убрал в карман небольшое зеркало и задумчиво потер переносицу. Как он и думал, убивать это чудовище все равно нельзя. Неважно где, разрушения все равно спишут на асуров. Впрочем, чего душой кривить, свою жизнь он считал куда более значимой, нежели все остальные. Значит, и действовать придется иначе. Он поднялся и вышел встречать спасательную экспедицию. Рыцарь бесшумно соскользнул с телеги, кивнул пророку и указал назад, на пленника.
- Все, он здесь. Живой. Вроде.
Мэв кивнул.
- Я полагаю, плата уже получена? – бесцветным голосом поинтересовался он.   
- Да. Место в крепости действительно освободилось, а пойманный дезертир обнаружился в указанном доме. Второго найти не удалось пока. Где он? – очень тихо ответил рыцарь.
- Под защитой своей женщины. И если у него есть мозги, уехал из столицы далеко и надолго. Но в этом я пока сомневаюсь, - выдохнул Мэв. – Оставьте Примеля. Поймаете потом все равно.
Рыцарь покачал головой.
- Как хочешь.
Завершив дело рукопожатием, они распрощались в сумерках. Тогда из темноты выбралась маленькая девичья фигурка в дорожном плаще.
- Посмотри, что можно сделать, Илина.
Целительница потерла руки, забралась в телегу, склонилась к пленнику.

+1

8

[indent] Леод невнятно промычал, что вроде бы имеет. Где-то в клоаке большого города, в который разрешение проникнуть для любого асура давалось долго, дорого и нелегко, а его притащили, чтобы сделать козлом отпущения. Он ничего не понимал, но давно уже поддавался любым толчкам и волоку, как гончару размякшая глина. Ноги почти не держали, его всё уносило врезаться и ползти по стенке, а голова плыла. В ней так же плыл, как Леод в своей совершенно потерявшей любую привязку ко времени и пространству реальности один вопрос: куда опять и к кому в руки его ведут. Потому что явление того ряженного павлина в его дрёму не могло быть случайным. Так почему и зачем?
[indent] Он так и не спросил: не осмелился. Достаточное количество пинков изрядно присмиряют любое любопытство. Нет. Вообще любую личность. Когда его сгрузили в повозку просто как мешок — уже в который раз за последние месяцы, и он привык быть покладисто безвольным и максимально неудобным и тяжёлым, каким только бывает живой вес с едва ощутимой пульсацией жизни в каждое мгновение — он опять уснул. По крайней мере, в этот раз ему было теплее, чем в подземелье. Он всё ещё дрожал, хотя треморы стали обычным делом с момента разъединения с магией впервые, но снились ему смутные тёплые объятья и перебирающие неторопливо по его рукам, плечам, по груди и по лицу, пальцы. Каким образом за много лет довольно вольной жизни, в которой пользовался магией и попадал в неприятности, проклятый ни разу толком не превратил хоть один кусок мира в плешь, хотя его метка истаяла, никто никогда не понимал. Кроме желтоглазой ведьмы. Она всегда загадочно улыбалась и что-то мурлыкала поверх его виска про подход, и провоцировала его в безопасное время, и вытягивала силы.
[indent] Когда на закате его, осоловелого и ничуть не восстановившего силы, разбудили где-то в мире под звёздами, он подумал, что это сон, и к гостю своих видений отнёсся без удивления, садясь на повозке как пьяный и глядя мимо девушки. Но он проглотил свой привет. Белые локоны скешир и руки уже никогда бы не оставили его, не по-настоящему, и он, не различая толком в тени против солнца, которого многие дни не видел, цвета глаз и контуров лица, пробормотал опять одно имя. Целительница, кажется, даже дёрнулась, замирая над ним, не зная, как к такой неудобной ситуации относиться. Ей нужно было пленника осмотреть и перевернуть, и её счастье, что его горло пересохло и не могло насытиться глотками из фляги настолько, что даже когда проглотил последнюю каплю — не смог призвать голос и просто протянул непослушную и крупно трясущуюся руку прикоснуться костяшками пальцев к её лицу или хотя бы волосам.
[indent] — Не думаю, что я смогу сделать ещё что-то, — тихо произнесла Илина, вздыхая, когда спрыгнула с повозки. Она проверила разы и болезни и протёрла пленнику лицо, руки и грудь от грязи, но он всё равно выглядел ужасно, и, что ещё хуже, был настолько неуютно невменяем, что от ощупывания его разума становилось совсем не по себе. Непонятно, куда направить столь заблудившийся разум, чтобы хотя бы не причинить больше страданий, ведь, кажется, в своих иллюзиях пленник уже нашёл приют, ожидая смерти. Там мешались времена и источники боли, потому что один сплошной сгусток боли носил в себе и питал их. — Ошейник был на нём слишком долго. Я будто вливаю масло в пылающую бездну. Он принимает меня за свою проклятую бывшую, — шепнула она совсем тихо, но именно этот шёпот заставил груду из потерявших почти всё мясо и желание жить костей в повозке — а следом и Илину — дёрнуться.
[indent] — Откатим его куда-нибудь? Он всё равно не жилец, как только ошейник лопнет, — осторожно предложила целительница. Среди прочего она видела, как это происходит, и ой не нравилась ей перспектива.

Отредактировано Леод (16.01.19 11:04)

0

9

Мэв закатил глаза, взмахнул тонкой кистью, будто отгоняя все дурное этим движением и громко со свистом выдохнул.
- Мы не можем. Не успеем, точнее говоря, откатить его достаточно далеко. Да и как? Пустить с телегой под откос? А сработает ли? И кто будет на этот откосе, а кто будет внизу? Мы все равно у самой столицы, тут какие-то дровосеки, цветочницы, коровы. Кто-то да пострадает. Я не могу рассмотреть совершенно все варианты, но и даже те, что есть вполне можно разыгрывать с тем же сценарием, что и сейчас. В дополнение – он мог быть и не один. В Ордене достаточно идиотов, но должны же быть и немножко умненькие, которые не будут собирать все яйца в одну корзину…
Он резко замолчал, уставившись куда-то в одну точку, приподняв подбородок к небу. Юноша выглядел усталым, изможденным, как бывало с ним в те дни, когда он слишком часто обращался к прошлому и будущему.
- Мы проиграли, - медленно прошептал он, пожимая плечами. – Да, нам кое-что сообщили про него конкретно. Даже позволили убить, но это же в реальности ничего не означает. Слишком поздно. Вода подступила со всех сторон, увы.
Илина смотрела на него с затаенным ужасом и восхищением, потирая холодеющие ладони и неосознанно прижимая их к груди.
- Пойдем, отведем телегу за деревню и оставим. Все, что я могу предложить. Прятать уже нет смысла, - утомленно улыбнулся Мэв, беря лошадь под уздцы. – Можем только бросить как есть, и бежать так далеко, как это вообще возможно в этом маленьком мире.
Принятое решение на удивление успокоило его. Признанное поражение никак не тяготило, молодой помощник капитана сохранял легкую мечтательную улыбку всю дорогу и даже в какой-то момент принялся мычать какой-то мотив. Оказавшись в наиболее безопасном (условно) месте, Мэв и Илина распрягли лошадь, отправив её на волю.
- Удачи тебе, приятель, - произнес Мэв, укрывая асура в телеге. – Еще свидимся.
Они оба накинули капюшоны, пряча яркий цвет волос и поторопились вернуться к порталу, чтобы уйти как можно дальше от опасного места.

+1

10

[indent] В этот момент, этот Леод дрожал от слабости.
[indent] Его ошейник продолжал бы медленно тлеть и освобождение произошло бы в самый волчий ночной час, когда рассветный холодок пробрал бы его и так истерзанное тело. Взрыв бы оказался куда большей силы, чем при обычной утрате контроля. На следующее утро был бы скандал, через несколько дней — война. Гильдии асуров не контролировали ситуацию хуже, чем хоть как-то: никак. Это был повод, даже если Орден не получил возможность вывести конфликт из холодного тления за счёт провокации в столице.
В момент взрыва через несколько часов в будущем, путешественник во времени тоже дрожал, но от ярости.
[indent] Он ожидал момента сделать этот путь, но всё пошло страшно не так, а выродок даже не чувствовал своей в том вины. Впрочем, их восприятие времени и событий разнилось изрядно. Леод лишь потому что-то делал, потому что в каждом избранном времени жил. Этот — не жил ни в одном, вовсе, и отсутствующе наблюдал за рассыпающимся миром и теперь.
[indent] Сплюнув, путешественник только внёс в свою тетрадь, новую, на смену сданной, описание местности и времени и пустился в путь. Он предполагал примерно пять способов вынести угрозу и зону поражения дальше от поселения. По обстоятельствам.
[indent] Снова в этот момент, но через сутки часов, рядом с брошенной и пока никем не замеченной повозкой появился мужчина.
[indent] От незнакомца пахло гарью и кровью, он сжимал и разжимал кулаки с бугрящимися жилами, преодолевая судороги от усталости. Прорываться к месту перехода, уничтоженному знакомой ему волной смерти, было опасно и сложно, но он смог. И именно в этот момент его силы покидали его. В очередной раз. Осталось лишь три, и действия его были ясны. Он отложил пожертвованные ему новые путы, те, что заменили его старые, которые он тоже взял, в карман, и откинул покрывающую повозку циновку. Расположенное шрамами лицо исказилось презрением.  [indent] Маленький виновник больших проблем лежал с открытыми глазами, но совершенно пустым взглядом. Он слабо отреагировал на появление нового персонажа на своём горизонте, очевидно, слишком занятый своими видениям. Или не своими.
[indent] Леод — путешественник во времени, а не комок боли и отчаяния на неотёсанный досках — отступил на шаг, размышляя. Он не просил совета пророка, как и всегда. Он не привык. Он не хотел. Его поздно было учить. Но его беспокоил лучший ответ. И всё же, поборов тревогу, поборов страх, он коснулся рукой снова бредящее существо, своего не то брата, не то кузена из иной реальности, и забрал его в иной мир.
[indent] В какой-то единственный момент, в полном тьмы мире, Леод дрожал от холода.
[indent] Здесь давно не светили звёзды. Здесь не существовало время толком больше. Странное измерение с уничтоженной катаклизмом и жизнью, и системой координат. Кроме гостей, внутри одной секунды существования, которая одна здесь и осталась, качались хлопья пепла в воздухе. Леод проснулся. Другой Леод ждал.
[indent] — Что это за мир, — хрипло спросил он.
[indent] — Мёртвый.
[indent] — Зачем?
[indent] — Ты — смертник.
[indent] — Почему?
[indent] — Ты опасен.
[indent] — Но я…
[indent] — Я никогда не уходил из гильдии и не связывался с бандиткой, но мой мир погибнет. Я никогда не делал счастья одному себе, но ты изменял реальность куда значительнее, думая только о себе. Мир несправедлив.
[indent] Леод сжался в комок. Здесь было холодно и воздух на языке по вкусу был как пепел. Кислый, горький. мерзкий. Только прах, и ничего более.
[indent] — Ты мне мстишь, да?
[indent] Молчание.
[indent] — Я просто спасаю хоть один мир.
Ложь.
[indent] Он лгал.
[indent] Нет, он знал, но не осознавал. Его время всё ещё шло линейно. Леод обнял себя за плечи, но, не чувствуя даже капли тепла.
[indent] Они находились в тёмном бездвижном пространстве долго, и всего ничего. Леод видео наставление в него с расстояния арбалет и болты, возведённые с затвором на выстрел.
[indent] — Ты лжёшь.
[indent] Грудь вздымались яростнее, за все дни заточения Леод впервые испытывал не обиду, не меланхолию, а гнев. Почему именно он? За что?! Он не сделал миру ничего плохого, чтобы за последние два месяца на него спустили всех собак. Он только тыкался в плечо видениям и почти плотным голосам прошлого во снах. Тем, что прекратились с момента перемещения. Леод был в отчаянии и был в раздражении. А его держали на мушке, но он это едва ли видел.
[indent] — Ты просто мстишь, — пробормотал он, и ещё раз попробовал растереть плечи. Безрезультатно. Тут действительно не было времени, был лишь момент его затухающего тепла. При этом он чувствовал его потерю постоянно. Идеальное место, чтобы умереть. Место, которому всё равно. Место, в котором прорыв ошейника и прекращение его жизни будут совершенно спокойными и неважными потрясениями. Место, в котором его пришли топить, как ненужных котят.
[indent] Обида, пожалуй, заполнила его наиболее явно и сильно. Как можно; почему так не сложно: взять и обидеть. За никчёмность, за неприкаянность, за нежелание оставаться среди остальных на пониженных правах. За неспособность ответить. Хотя, даже будь Леод не в ошейнике, он бы не ответил. Наверное. Но он знал, что не выйдет отсюда иначе. Он почувствовал неуловимую тревогу уже при его появлении, но лишь теперь понимал, насколько страшен враг. Леод хотед бы биться, но он был обессилен. Только его ошейник шипел и шипел, а на него глядел арбалетный болт. Его злой двойник ждал, когда он не выдержит, чтобы в ту же секунду пристрелить. Раз уж здесь не было времени ни для кого, кроме залётных живых.
[indent] А потом что-то пошло не так.
[indent] А потом его ошейник лопнул, но, прежде чем в него прилетел болт, Леод поднял руку перед собой, и мир свернулся в улитку.
[indent] А потом мир застонал и распустился нитями в настоящий.
[indent] А потом чёрная сфера абсолютного нуля плеснула на горизонте и схлопнулась над головой Леода густой волной тьмы, и один мир поглотился, выкидывая его в другой. Он даже не понял, что произошло. Он просто сжал пальцы, и все нити стянулись одновременно в один узелок.

[indent] В этот же момент, этот Леод дрожал от слабости. Он выпал из мёртвого мира, в котором его планировал убить злой двойник. Теперь мёртвый.
[indent] Они оставили его умирать, а он сам себя даже убить быстро оказался не способен. Сам себя, сам себя… нет, одного себя он убить смог. Назло, просто за обидную и жгущую ему сердце горечью правду. И теперь был обречён на медленное угасание. В боли, в ужасе, в осознании своей никчёмности. Ему на пальцы, не перемолотые, единственные, среди плоти и материи того мира вещи, прилетели путы, но он не чувствовал их касания. Признаться честно, он вовсе не чувствовал пальцев рук. Была какая-то сплошная поверхностная боль, но он боялся её даже касаться. Он посмотрел на свои вытянутые вперёд конечности, лёжа на рыхлом грунте, который лишь недавно был твёрдым и структурированном, и содрогнулся. В наступающем ночном часу на светлой коже чернели угольным рисунком руки и ноги. Их точно лизнула, из точно макнули, как кисть, в абсолютную тьму. Он ощущал боль, но не такую, чтобы начать кричать. А зрелище само было страшное. Обморожение не оставляет таких чёрных следов и мёртвых рисунков жил. Леод притянул к себе не двигающиеся кисти, подцепляя ими, точно каменными крючками, путы. Он не чувствовал ничего, кроме внутренней боли, и вот теперь она усилилась. Всхлипнув, оуред закрыл глаза и позволил себе развести сырость хоть на миг. Он был здесь обречён на медленное умирание, и, хоть взрывная волна его силы ушла в другое измерение и не задела почти ничего здесь, всё вокруг него носило след этого первородного греха, и почерневшая ореолом вокруг его лежащего тела почва.

+1


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » Архив квестов » 31 травный 1460 года; Тиело, катакомбы‡Принц и нищий&


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC