У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Terra Incognita: Homo Ludens

Объявление

О форуме

Добро пожаловать на камерную форумную ролевую игру Terra Incognita: Homo Ludens!


Рейтинг: 18+

Игра ведется по авторскому сюжету в стиле неклассического дарк-фэнтези во временном промежутке, эквивалентном Европе 14-15 вв. В игре присутствуют авторские расы с уникальными наборами магических способностей.

Мастера игры:

Позабытый и Сова

Важные события

Для консультации по миру
просьба обращаться к АМС c помощью Skype

Форумная игра имеет камерный тип. Тем не менее, поучаствовать в ней может любой желающий - для этого достаточно ознакомиться с миром и написать анкету. Для уточнения информации рекомендуем обращаться в гостевую форума или в предоставленный в ней skype главного администратора.

Ознакомиться с игрой:

Логин: Читатель | Пароль: Читатель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » #Сюжетные эпизоды » 25 травный 60 год; полевой госпиталь‡Из огня да в полымя&


25 травный 60 год; полевой госпиталь‡Из огня да в полымя&

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


Из огня да в полымя


[img class=border]http://s8.uploads.ru/3PUmA.jpg[/img]

Участники:  Кина, Джейнус
Рейтинг:  18+
Описание: скешир добросовестно работают, изучая медицину, доступную для люденов. То есть без магии. В небольших лагерях, вдали от поселений, целители пытаются помочь больным Белой Девой. В один из таких лагерей попадает мужчина-скешир в очень плохом состоянии. Он отказывается от помощи, говоря что ему немедленно нужно поговорить с главой гильдии. 

for Nick(s)|Кина

Глава гильдии подозревает, что может знать упомянутого мужчину, потому она и решила ответить на вызов. У нее есть свои люди, которых Кина некоторое время назад отправила на важное поручение. Некоторые данные позволили ей считать, что обнаружился очаг возникновения "Белой Девы". Но группа, назначенная на исследование мертвого поселения, бесследно пропала. Что же желает ей сообщить мужчина?

for Nick(s)|Джейнус

Пустой или нет, но Джейнус все же целитель. Раз уж людены не принимают магию, то и его знания будут полезны. Какое-то время пустой уже находится в лагере и сам видел, как пришел туда тот мужчина. Теперь он должен встретить саму главу гильдии и проводить ее к больному.

Бой и участие мастера: обычные правила, действия с причинением ущерба с мастером либо договорные

+2

2

[indent] Шейн плеснул водой себе на лицо и задержал ладони, грея ледяные пальцы о горячие щёки и студя их одновременно, после чего взял пока ещё относительно чистое, но насквозь сырое от частого мытья и использования полотенце.
[indent] Он вписался считанные дни назад, а обстановка в госпитале его уже угнетала. Здесь было сложно дышать: то слишком душно, то характерный запах разложения и смерти от находящихся в слишком большом скоплении больных, то пронзительно прохладно под утро и всё равно ни продышаться, ни уснуть, всё замирает в тебе и серебристом тумане.
[indent] Скешир не любил смертельных, как на самом деле не любят очень и очень многие доктора, которые берегут своё сердце и разум от истлевания в чёрствый чёрный уголь. Ему не были страшны ни кровь и другие телесные жидкости, ни неаппетитные формы, ни даже переломанные и торчащие под углами наружу кости неловко упавших с забора или на вилы шебутных детей, заливающихся смехом. Это были обычные, хоть и неприглядные вещи, неизбежные спутники жизни.
[indent] Но у них здесь, в госпитале, царила смерть, и с каждым днём личные наблюдения Соэрли не делались радостнее. Долгие часы, отнятые у сна неуёмным внутренним его беспокойством, Шейн проводил за письмами, которые больше не слал, не желая заразить невинных соседей родителей в Порти — всё же во всех городах, некогда обжитых и отстроенных асурами из разных времён, жили в огромном количестве люди, и не стоило приносить болезнь и на свой задний двор. И шил защитную маску и плащ, чтобы легче сохранять одежду и тело под ними чистыми для дальнейшего общения с миром, если он не выдержит и сорвётся в дорогу и будет сортировать заболевших от чистых, а не иметь дело с одними сгорающими. Его выматывало вдыхать одно лишь дыхание смерти рот в рот. И отсутствие вестей от родителей с начала месяца, несмотря на то, что одну весточку он всё же отправил перед тем, как обосновался здесь, из Таррака, напрягало. В прошлый раз мать писала, что отцу хуже. Это было нормально, без магической искры отец рано или поздно должен был умереть. На лице матери тоже прибавилось морщин, хотя она не переставала улыбаться, но, кажется, мастерица ментальной магии планировала жить ещё долго, гоняя своих младшеньких метлой.
[indent] Теперь же его снедали сомнения. Взяв флягу с бодрящим из своей сумки — а, в отсутствии большого количества палаток скеширы на дежурстве спали так же компактно, как и их пациенты, Джейнус проверил свёрнутую вдвое стопку писем в соседнем кармане и вышел из палатки, направляясь в соседнюю.  Глава скоро должна была прибыть, а ему всё ещё хотелось разговорить последнего поступившего. Не будь он немного не в себе и очевидно болен сам, они бы ночевали рядом.
[indent] Болен.
[indent] Болен.
[indent] Соэрли мутило от одной мысли, но он уже привык, что сладостная гнильца мерещится ему во сне, даже если он трижды умылся и залился внутрь спиртом. Боялся ли он заболеть сам? У него было неприятное чувство, что он мог, потому что пустой асур — самое беззащитное для любой дряни существо на свете, как человек со снятой кожей, если только зараза действительно не бралась за асуров из-за кровной принадлежности, а не их магии. Но не то чтобы у него был шанс от этой эпидемии сбежать, верно? Правда, признаться, идея с порталами от оуред, о которых просили другие, целители с лавками и лабораториями, оборудованными в городах, ему не нравилась, потому что болезнь и так имела свойство расползаться, не важно, в какую глубокую яму они пытались эту миазму собрать и отгородить. Они должны были как можно меньше её разносить.
[indent] День был не то чтобы солнечным, и, хотя время ещё не минуло обеденное, казался тёмным и сонным. Путник появился в лагере незадолго до рассвета и заставил написать письмо как раз не спящего Шейна, отказываясь что-либо говорить, кроме того, что весть у него адресована главе лично.
[indent] Фигура Кины ему была хорошо знакома с юности, не важно, носила она формальное платье или же являлась так. В целом, у скешир был наименее гадкий менталитет из всех прочих, пусть и отмороженные в ледяных скорлупках встречались налево и направо, спасая свои умы от страдания пациентов. Кина была попросту доброй, и поэтому она занималась своими людьми и их судьбой со своим вниманием, а не просто латала тела и умы, шлёпая по секундомеру ладонью об стол с криком: "следующий!".
[indent] — Здравствуйте, глава, — с подлёта, не слишком расшаркиваясь из-за усталости, дал знать о себе Шейн. Одет он был просто и без гильдейских цветов, потому что, несмотря на то, что советовался с соплеменниками ещё в Тарраке, в итоге остановился в госпитале спонтанно, подцепив под локти пару чумных беженцев. И ему и не хотелось других роб: хватало уже одного устойчивого желания сжечь всю свою одежду до конца этой недели.
[indent] — Спасибо, что вы быстро, извините, что письмо было скомканным. Тот человек, о котором я писал, он не даёт даже записать своё состояние, хотя знает наш порядок. Нам сюда, — он сделал жест рукой в сторону палаток с сигилом гильдии, и завернул в меньшую. У них всё ещё было место для большего числа волонтёров, но относительная близость Таррака отчего-то сказывалась отрицательно на количестве желающих работать именно здесь.

+3

3

Белая Дева слишком близко подобралась к яркому городу гильдий. Если некоторые и вправду не могли спокойно смотреть на бессмысленные мучения  и гибель несчастных, многие попросту боялись подцепить заразу. Так что искать средства к исцелению было и в их интересах. 
Скешир, как наиболее подходящие, работали не покладая рук. Даже недалеко от Таррака появилась небольшая стоянка.

И вот оттуда пришло срочное письмо. От Соэрли. На миг главе показалось, что в бумаге будут радостные вести - лекарство найдено. Но нет. Нашлось кое-что другое. Точнее, кто. Кто-то очень настойчиво желающий сообщить ей нечто, что, видимо, нельзя передать на бумаге. Прочитав послание, Муррей на пару минут задумалась, стоит ли обращать внимание, но вскоре вспомнила одну важную вещь. Может быть, это вернулся кто-то из группы, недавно посланной с заданием. Почему один - в этом тоже надо разобраться. Поэтому-то женщина и оставила дела на помощника Аули, а сама отправилась в лагерь. Аули недовольно высказал свое неодобрение поспешного отъезда, но к его ворчанию уже давно все привыкли. Благо, со своими обязанностями он справлялся отлично.

Соэрли встретил ее чуть ли не первым. Славный мальчик - для нее он всё еще был мальчонкой - и Муррей возлагала на него большие надежды. Впрочем, как и на остальных, в своих сородичей она предпочитала верить и показывать, что им доверяют.
- Здравствуйте, - скомканно ответила Кина, - Как вы себя чувствуете?
Убивать своих в ее цели не входило. Если вдруг что, за заменой дело не станет. Находиться в лагере, несмотря на то, что она только что прибыла, главе уже не очень нравилось. Она могла себе представить, что чувствуют те, кто пребывал здесь уже долгое время.
Придерживая платье, Кина последовала в указанном направлении.
- Он хотя бы разговор выдержать способен? - на ходу поинтересовалась глава у Джейнуса. Кротко вздохнула и шагнула внутрь палатки.
- Доброго дня, - странное приветствие в это не самое доброе время, если задуматься. Но не плохого же желать.

+3

4

[indent] — Я? — рассеянно и глупо переспросил Шейн. И задумался. Потому что о том, как здесь себя чувствовали доктора, многие — бессильные помочь люденам одарённые светлейшей из магических сил, исцелением просто возложением рук, никто не думал и не спрашивал. Его никто не спрашивал. Они друг друга не спрашивали, хотя по вечерам уставшая дневная смена прикладывала руки и вискам друг друга с настолько безнадёжно печальными лицами, что складывалось впечатление, что умирали они.
[indent] Что же до Джейнуса, то он не наблюдал следов заражения в себе, хотя думал о том, что мог бы заболеть, всё чаще. Последние два дня его просто мутило от запаха больных тел и он терял весь аппетит, пока не просил помощи или не перебирал чётки в палатке, сидя над тетрадями со свечой и думая. Просто думая и перетирая в усталой голове мысли о том, что наблюдал и выносил нового из их общего изучения Бледной Девы. Но по части наблюдений он всё-таки неизменно возвращался к изменениям сознания в их госпитале.
[indent] Правда была в том, что между безысходностью и надеждой терпение людей истончалось неумолимо, и без внятного прогресса в их лагере, близко от Таррака, надежда таяла следующей. Поэтому вместо уверенного ответа "хорошо" и быстрого движения дальше, какой он бы дал дня четыре назад, Соэрли промедлил, пожал плечами, и тихо ответил:
[indent] — Нормально.
[indent] Нормально — понятие очень растяжимое. В чумной деревне нормально лежать и дотлевать прямо на улице со своими язвами, не доползя до колодца попить в последний раз. Это им говорили попавшие к ним накануне днём дети, которые пока не демонстрировали заражения, а поэтому были отселены на самый край и контактировали даже с асурами по минимуму по требованию самих докторов. Как уже показала практика, инкубационный период у заболевших мог длиться долго, а заражение  идти не только через контакт телесных жидкостей.
[indent] — Он говорит, двигается самостоятельно, но я не ручаюсь за ясность его ума и отсутствие у него лихорадки. Помощи он сопротивлялся довольно… агрессивно. Мы положили его отдельно ото всех. Сюда.
[indent] Доктор повёл плечом и вышел вперёд, предлагая жестом ещё влажной руки Кине следовать за ним. Больше всего из больных он не любил упёртых и уверенных, что справятся и перетерпят сами. В страданиях правды не было, но почему-то превозмогать, причиняя страдания себе и всем окружающим, стремились почти все иномирцы.
[indent] Они вошли в маленький шатёр, который, помимо стоящей прямо на земле с зелёной травой, от которой по ногам тянуло свежестью и сыростью, койки на грубо сколоченных козлах, было немало наваленных пустых ящиков и ещё не ошпаренной и применённой по новому кругу тары. Раньше здесь ещё сохли растительные материалы на припарки, и в воздухе висело душисто-удушливое марево, в котором угадывалась полынь, что-то ещё не менее горькое, что-то свежее и, наконец, утончённо-сладкое.

+2


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » #Сюжетные эпизоды » 25 травный 60 год; полевой госпиталь‡Из огня да в полымя&


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC