Terra Incognita: Homo Ludens

Объявление

О форуме

Добро пожаловать на камерную форумную ролевую игру Terra Incognita: Homo Ludens!


Рейтинг: 18+

Игра ведется по авторскому сюжету в стиле неклассического дарк-фэнтези во временном промежутке, эквивалентном Европе 14-15 вв. В игре присутствуют авторские расы с уникальными наборами магических способностей.

Мастера игры:

Позабытый и Сова

Важные события

Для консультации по миру
просьба обращаться к АМС c помощью Skype

Форумная игра имеет камерный тип. Тем не менее, поучаствовать в ней может любой желающий - для этого достаточно ознакомиться с миром и написать анкету. Для уточнения информации рекомендуем обращаться в гостевую форума или в предоставленный в ней skype главного администратора.

Ознакомиться с игрой:

Логин: Читатель | Пароль: Читатель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » #Флэшбеки » 1460 год, снежень, Столица‡Полдень&


1460 год, снежень, Столица‡Полдень&

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


ИЩУЩИЙ ДА ОБРЯЩЕТ


[img class=border]https://i.imgur.com/oAgYjTB.png[/img]

Участники: Малина, Джейнус
Рейтинг: PG-13
Описание:  Очередной непримечательный день в Столице: жители снуют туда-сюда и пытаются уладить собственные проблемы. Среди них и Малина, в отчаянии ищущая помощи у лекаря, к которому бы при других обстоятельствах побоялась бы подойти.
И этому лекарю, ей-богу, можно посочувствовать.
Бой и участие мастера: Участие мастера не требуется

Отредактировано Малина (06.04.18 00:02)

+1

2

[indent] Шейн сидел в занятой им комнате под лестницей, проложив открытое настежь навстречу зимнему хладу окно свёрнутой половой тряпкой с одиноко торчащей из центра медной трубкой, воронка которой нависала над небольшим котелком. Он остановился в столице отдохнуть: зимой работы по весям и топям, сезонно, было завались, но вот условий для того, чтобы продолжать путешествия было меньше. И попутчиков было меньше, и своё здоровье норовило подвести, и под открытым небом не заночуешь, не боясь поутру проснуться больным и способным только сопли по ветру пускать.
[indent] А ещё земля спала и из ингредиентов, помимо подснежных озимых ростков, которые ещё знай, где искать, поздних ягод вроде рябины, животных компонентов, коры и чистой воды в виде снега (вот этого — сколько угодно) — нихера. И не разложишься варить на привале, конечно. Поэтому он с радостью снял самый дешёвый угол и встал на неделю-другую передохнуть и пополнить припасы, пусть даже лекарей, что люденов, что любых иных, в Тиело было как в помойке крыс, и он разве что оказывал услуги тем, кому приспичило прямо под одной с ним крышей разболеться, а так не отсвечивал, чтобы не собрать на свою задницу наёмных вышибал от оседлых конкурентов.
[indent] Кутаясь в плащ — всё же из окна потягивало холодом серьёзно — Шейн читал в свете связки сальных свеч письма. Ещё одна причина заходить ему в города, особенно зимой, была, конечно, именно в письмах. Один из близнецов упражнялся в Зове, но без этого родные никогда не знали, где его искать, и наверняка беспокоились.
[indent] Мать изрядно постарела в последние два года внешне, но была бодра как девочка, в то время как отец, и прежде суровый лицом и воспринимавшийся люденами за скорее мужчину очень зрелого, чем неопределённо молодого, начал терять память. Это было, пожалуй, самое страшное в том, как родители готовились отходить из мира смертных. В сообществе асуров их считали немного чудаками, что они не дорожили своей потенциально очень долгой жизнью, но мать после рождения близнецов сказала испуганному смертью, пожалуй, впервые сыну очень мудрую вещь: страшно не умирать, так-то. Страшно умереть, не совершив того, что ты хотел, страшно умереть, перестав быть собой. Многих люденов к старости пленило с их ещё ясным умом больное тело. Отца пленил туман на вымотанном за всего четыре столетия врачевания разуме.
[indent] Джейнус отпил из крушки остывший отвар и поморщился от лёгкой боли в горле. Мелочи. Основная волна простудной напасти минула его ещё до Тиело, но он решил поберечься и выздороветь как следует. Обмакнув перо в маленькую чернильницу со свеженаведённым составом, банальным чёрным, но достаточно густым и ярким, он приготовился уже писать, пока котёл тихо выкипал, но в дверь постучали.
[indent] “Наверное, хозяйка”, — подумал скешир, вздыхая, и рассеянно провёл измазанными на подушечках пальцами по стянутыми в узел на затылке, чтобы не мешать, но выбивающимися из-за тонкости и короткой длины серебристым волосам. Он как-то не рассчитывал, что ему, забившемуся в самый дешёвый угол в обмен на пару простейших зелий для болеющей соседской семьи, не будут давать покоя, ан нет, вот то тебе пирог попробуй, доктор, то “помогите с кошечкой, рожает”, то ещё какая чума. Доходило до люденов или нет, что он не владеет магией и вообще пустой, или же это было фактором особого доверия к незнакомцу — он не знал, но очень надеялся, что повышенное внимание в не особо благожелательной к асурам столице ему не аукнется ещё хуже. Положив перо острым концом вверх с опором на чернильницу, он встал и в два шага оказался у засова.
[indent] — Да? — спокойно спросил лекарь.

Отредактировано Джейнус (29.03.18 13:45)

+1

3

Тем вечером мать Малины вернулась из корчевни раньше срока и, устало закинув ноги на соседний стул, рассказывала дочери, сочувственно кивающей и помешивающей похлебку к ужину:
- ...И вот я только достаю соленья из погреба, мне же сказали, ну, что на ужин варить будем, так заходит хозяин, хмурый такой, и как трахнет кружкой по столу! У меня как банка из рук выскочит! В итоге наорал на меня, старый индюк, послал домой, говорит, не нужна ему такая клуша, из-за меня-то в корчевне и народу пусто, и щи киснут, и куры не носят. А ведь знает сам, что это у Дары через два квартала на дворе асур сидит да постояльцев за грош лечит, вот к ней все и пошли щи да пиво хлебать, на беловолосого глазеть! Пусть и знают, что я лучше всех в округе суповарю!
"Беловолосого," - хмыкнул Камио, - "Неужели скешир? У них никогда не было вкуса, неудивительно, что один из них останавливается в такой забегаловке. Твоя мать вполне справедливо возмущается: я бы тоже возмущался, если бы свиньи один хлев на другой променяли."
Мать была обижена на весь мир - настолько, что она и забыла, что сердилась на Малину. Девушка, несмотря на колотящееся сердце, решила поддержать спокойный разговор, в котором наконец-то виноват был кто-то, кроме нее.
- И что же теперь делать будем? - спросила она робко, аккуратно добавляя соли  в похлебку и оставляя её загустеть, пока её мысли скакали во все стороны. Асур-лекарь, совсем неподалеку! Может быть, это Хранитель ее услышал и отправил ей знак? После последней выходки Камио жить с им, громогласным, в голове стало совсем невмоготу, и Малина изводилась, терзаемая страхом изменений и одновременно желанием оных.
И пусть мудрый Камио, как всегда, предлагал самый оптимальный вариант этих самых изменений, да и вообще был посланным Хранителем спасителем девчонки от всех её проблем, она предпочитала называть скешира из какой-то подворотни своим избавлением.
- Да ничего, - отвечала тем временем мать. - Хозяин-то отходчивый, сама знаешь, как вспылит, так и остынет, завтра как ни в чем не бывало скажет оладьи печь и яйца экономить. Так, что там с похлебкой? Пойду отца позову.

После ужина, в течение которого все семейство избегало обращаться к Малине и оживленно обсуждало влияние присутствия асуров на потоки денег и посетителей во всех заведениях района, братья тоже пошли в кабак Дары - справляться о пришлом, а Малина, прибравшись, сказалась приболевшей и спряталась в своей каморке, которую получила на правах старшей дочери на выданье: у нее не было сил на разговоры с отцом, который, очевидно, собирался с мыслями для длинной отповеди, тем более что Камио сам вел вещания, откликнувшись на ее мысли во время ужина:
- ...неблагодарная, глупая девка! Я научил тебя читать и писать, я - источник бесконечной мудрости, я - наставник, что всегда с тобой, и ты хочешь от меня избавиться?
- Пока что ты - источник бесконечных проблем, - вполголоса шепнула Малина, зажигая лучину и садясь за вышивку. Ей помогало отвечать духу вслух, когда она могла: это давало ей ощущение, что ее слова более весомы. А вышивка успокаивала, показывая, что девушка все еще имела контроль над своим телом.
- Только потому что ты - маленькая ограниченная крестьянка и только и мечтаешь о том, чтобы выскочить замуж и вести никчемную стадную жизнь! Ну ничего, сама увидишь: ничего у этого лекаря не получится, не того полета птица.
- Ну и если ты так в этом уверен, чего разорался-то?
Возмущенный Камио ничего больше не ответил: лишь дернулась в пальцах иголка, больно впившись в кожу.

Она отправилась на двор Дары на следующее же утро, наспех справившись с повседневными заданиями и удостоверившись, что отец и братья слишком заняты в мастерской, чтобы обратить внимание на ее отсутствие. В кармашек под плащом она засунула худой кошелек с собственными сбережениями, и теперь нервозно придерживала его.
О лекаре она справилась у девочки на побегушках - не хотела попадаться на глаза Даре, которая, кажется, знала каждого жителя окрестных кварталов и была готова перемыть косточки любой живой душе.  Практически прокравшись к комнате лекаря, она выдохнула, оправила одежду и постучала.
Руки дрожали. Ответ на стук раздался тоже не сразу, что отнюдь не прибавило храбрости, но Малина все же собралась с силами:
- Я... Я ищу лекаря? - её голос прозвучал настолько неуверенно и тонко, что она запереживала, что ее не услышали, и спешно повторила, уже громче: - Я ищу лекаря!
"Ух, и откуда только вся эта удаль молодецкая?" - едко осведомился Камио, подав голос впервые за весь день. А Малина и сама диву давалась своей отваге, которой, впрочем, не хватило на то, чтобы поднять глаза на открывшего дверь целителя.
Сапоги у него интересные были. Добротные.
- У меня тут... Довольно необычное дело, - отчаянно краснея, пробормотала она.

Отредактировано Малина (31.03.18 23:15)

+1


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » #Флэшбеки » 1460 год, снежень, Столица‡Полдень&