Terra Incognita: Homo Ludens

Объявление

О форуме

Добро пожаловать на камерную форумную ролевую игру Terra Incognita: Homo Ludens!


Рейтинг: 18+

Игра ведется по авторскому сюжету в стиле неклассического дарк-фэнтези во временном промежутке, эквивалентном Европе 14-15 вв. В игре присутствуют авторские расы с уникальными наборами магических способностей.

Мастера игры:

Позабытый и Сова

Важные события

Для консультации по миру
просьба обращаться к АМС c помощью Skype

Форумная игра имеет камерный тип. Тем не менее, поучаствовать в ней может любой желающий - для этого достаточно ознакомиться с миром и написать анкету. Для уточнения информации рекомендуем обращаться в гостевую форума или в предоставленный в ней skype главного администратора.

Ознакомиться с игрой:

Логин: Читатель | Пароль: Читатель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » Столица » 25 травный 1460; Тиело‡Хоровод&


25 травный 1460; Тиело‡Хоровод&

Сообщений 1 страница 11 из 11

1


Хоровод


[img class=border]http://s7.uploads.ru/guCnz.jpg[/img]

Участники:  Петронила, Тамлин, Ярогора
Рейтинг:  18+
Описание:  Официальные визиты и союзные действия с рыцарями всегда были частью жизни глав, которую они все люто ненавидели.
Бой и участие мастера: обычные, без мастера

Сложности взаимодействия с Орденом Белых Рыцарей всегда висели над Петронилой дамокловым мечом с тех самых пор, как Совет пополнился новой юной главой - Таморой Лингоной Ле Мон, которая доставила множество неприятностей - и, с другой стороны, такое же множество долгов. Обязанности выплачивать их легли на Председательницу, и все шло своим чередом до тех пор, пока члены ордена не пожелали познакомиться с нарушительницей лично. Сложно представить, какие цели они преследовали в своем стремлении поговорить с ней с глазу на глаз? Составить более точное описание? Рассказать о том, чем ей грозит впадение в опалу и гонения с их стороны? Или это просто внеочередная попытка сдержать женщину в рамках закона, не применяя к ней физической силы?
В любом случае, приказ был дан, и его надлежало исполнить. Обеим женщинам следовало явиться в один из крупных штабов ордена в Тиело на встречу со своим исполнителем и его охраной - без оружия, но с достаточной суммой денег, способной временно искупить вину одной из них.

Отредактировано Петронила (04.02.18 19:46)

0

2

[indent] Когда отряд возвращается с охоты – их просят – «потемну, пожалуйста, потемну», ведь вид мёртвых голов тревожат не только асуров, но и обычных люденов, напоминая им, насколько хлипки слова о мире для тех, у кого есть превосходство. Ещё людены боятся, что злые лярвы иномирцев продолжают жить в побелевших их глазах и только выжидают, когда им подвернётся подходящий сосуд для переселения.
[indent] Когда отряд возвращается с охоты – их просят – «околицей, госпожи, умоляем», ведь лучше пускай челядь прячет свои телеса от пустых взглядов, громыхает ставнями, накрывает тряпьём дрыщавых детей, бормоча заговоры Хранителю.
[indent] Когда кто-то забывает своё место в этом мире – он оказывается здесь. Во «втором замке» Белого Ордена, Тиело, в одном из трех фортов, занимаемых рыцарями, и конкретно – в этом окровавленном, с пропавшим запахом льняном мешке.

[indent] Мешок был едва занесен над столом смотрителя форта, как последовал старушечий визг:
[indent] – Ну куда! – подбегает на костях, – Ну вот куда! Знаю я, что там, ты в корзину кидай, кидай! – изогнув бровь, но не взглянув даже в сторону черной плетеной кое-как корзины, Ярогора бросает туда голову. Старуха усаживается, доставая кучу свеженьких бумаг и чернила. – Ну, шо там за рыло? – она уткнулась в стол.
[indent] – Мейлин Агвусто, оуред, – отчиталась Ярогора, дожидаясь, когда из мешка будет вынута голова с обезображенным лицом и придётся доказывать, что это – именно тот, на чьё имя был натравлен отряд.
[indent] – Славненько, – старушка убирает бумаги в сундук и пинает корзину в другую комнату, похожую по освещенности на кладовую. Отряд непонимающе проводит её взглядом.
[indent] – Им, блядь, насрать, – сказала Яра. Кто-то из отряда, выходя на улицу, бросает шутку, что не на тот форт они работают и если богатеть, то в беззаботном Тиело.

[indent] Ярогора распустила отряд, дав им день на обкат всех пивнушечных, членов и вагин, чтобы не сошли с ума – старушка игриво махнула свернутым пергаментом, которым преимущественно во всем Ордене пользовался только форт замка – значит, завтра снова в поход.

[indent] – Не юли, – стол задрожал, треща, под тяжестью опирающегося на него рукой рыцаря, – рассказывай, кто следующий.
[indent] – Шойто, мы не читаем? – и старушке было совершенно не страшно. Она была одной из немногих грамотных членов Ордена, что была согласна работать в канцелярии. Такие береглись и ценились, поэтому длина гнусного языка у ей подобных могла измеряться акрами без риска быть укороченным.
[indent] – Не доросла, – пыталась пресечь тему Ярогора.
[indent] – Кого попало берут, прости Хранитель, – она покачала головой, присаживаясь обратно на табуретку, а рыцарь поспешил сбежать к бойнице, – вот раньше столько благородных было среди молодых, а старшие рыцари – гордость и сила! Пред ними асуры трепетали и на равных с главами были. Сейчас-то что! Пьяницы, блудницы, сироты и прочая отморозь!.. – старуха резко стихла, взглядом встречая гостей.

[indent] – Назовитесь, – сдержанный приказ был подкреплен вынутым из ножен мечом. Форт был слишком пуст, чтобы пускать посторонних.

Отредактировано Ярогора (06.02.18 14:07)

+4

3

Рыцари всегда нагоняли на нее тоску своими глупыми выходками. Они пытались унижать, демонстрировать власть, поигрывали мускулами, всем своим видом говоря «детка, расслабься и получай удовольствие». Смотрела на них Петронила ровно так же, как взрослая женщина смотрит на пытающегося её впечатлить подростка. Они все были слишком тупы для нее в своем быстротечном беге. Едва ли хоть один мог вызвать в ней едва заметный дымок уважения. Относилась она к большинству рыцарей как к гниющему мясу. Просто надеялась, что вскоре налетят мухи и добьют этот отравленный гордыней никому ненужный кусок. Ей не нравились и официальные посещения дворцов и резиденций рыцарей. Всякий раз их законы правила менялись слишком быстро, чем оставляли в ней глухое недовольство. Более того, за последние годы будто кто-то могучий намеренно удалил у всей юной поросли напыщенных индюков не только ум, но и манеры. Ей было непонятна их злобность. Ах, они такие хрупкие, так какого проклятого еще тратят его на что-то столь бесполезное, как унижение более могущественных и мудрых? Разве у них каких-то более важных дел? Рожать, к примеру?
Нила была разгневана и расстроена. Она не терпела, когда её отрывают от важных дел в преддверье сложного сезона, но игнорировать настойчивые приглашения больше не могла. Именно так, глава уже употребила все свои навыки, чтобы отдалить эту встречу. Орден хотел Тамлин. Пожалуй, они хотели бы выпотрошить ее, на живо снять шкуру и набить соломой. Конечно же, этого не хотел Великий Магистр, потому что был один из немногих умных мужчин. Он точно должен понимать, что эта почти безумная вреда приносит своими выходками на грош, оплачивая при этом содержание многих и многих легионов. Время от времени, конечно, требовалось побиться головой о пороги чтобы польстить самолюбию очередного мелкого засранца.
Женщина явилась в народный дворец рыцарей в простом практичном платье со знаками своей гильдии. Ей очень не нравилась эта резиденция по той простой причине, что там всегда дико воняло. Людены наверняка думали, что эти запахи неприятны, но они дико возбуждали звериную натуру Петронилы. Мертвечина, кровь, пот, испражнения, чуть приправленные страхом и ненавистью заставляли ее дрожать мелкой едва заметной дрожью. Держаться было очень сложно. Во время первых своих посещений этого места, много лет тому назад, её зверина натура так и рвалась наружу. С годами стало проще, но даже сейчас глаза её были исключительно дикими, звериными. Чтобы хоть как-то притупить запах, Петронила приспособилась брать с собой плотный платочек на манер аристократов. Люденам нравилось видеть её искаженное лицо, когда она подносила эту белесую тряпку к лицу, но никто из них не знал что женщина просто старалась притупить желание разорвать всех и каждого здесь, наслаждаясь их теплой кровью. Возможно, и догадывались, конечно. Какая разница? Она вела за собой Тамлин. Петронила прекрасно знала все ходы и выходы, не могла там потеряться и без лишних проблем добралась до кабинета секретаря Ордена, где ее ждал очень горячий прием.
- Глава гильдии хафну Петронила Фредерика Гуарда Коста, председатель совета гильдий асуров в сопровождении главы гильдии аскейр Таморы Лингоны ле Мон, адмирала флота аскейр прибыли по приглашению Великого Магистра Ордена. – Отрывая от лица белый платочек, отрапортовала она, с удовольствием произнося все длинные титулы обеих.
Она прекрасно знала, как вязнет в зубах люденов ее звание.

+3

4

- Ну и? Какого сучьего выродка я должна тащиться с тобой в этот хлев? Они что, забыли, как я выгляжу? - шипит Тамлин, нервно озираясь через плечо. Наблюдать за тем, как она паникует, почти забавно; в обычной ситуации адмирал флота и глава аскейр нагло смеётся в лицо толпе.
Ей хочется подергать Нилу за рукав и схватить ее за руку, потому что встреча в набитом рыцарями замке явно не сулит им ничего хорошего.
Петронила велела ей одеться как можно более неброско; спокойно, без вычурных драгоценностей, кружев и оружия, но Тамлин, как обычно, наплевала на ее наставления: облаченная в лучший свой бархатный камзол, расшитый тускло мерцающими сапфирами, женщина выделялась как пятно крови на свежем снегу. За исключением, разве что, того, что это пятно было кобальтово-синим.
- А не могла ли я, к примеру, прикинуться больной и никуда не ходить? - переходя на озлобленный шепот, женщина склонила голову, почти прижимаясь к виску Петронилы губами: - Мы бы отправили им письмо о том, что я в предродовой горячке или чем там они болеют, - шумно, почти по-звериному фыркнув, она продолжила плестись вслед за своим "конвоиром", озираясь по сторонам с откровенно враждебным подозрением, - Ах, да, как я могла забыть - они же не умеют читать.
Рыцари, мимо которых с таким хладнокровием шествовала Председательница, таращились на синеволосую женщину с откровенным интересом и презрением - как уродец на весенней ярмарке, глупый, смешной и увечный, она не представляла для них ровным счетом никакой опасности.
- Я не чувствую здесь ни одного асура, - как бы между прочим пробубнила Тамора, когда они обошли очередную череду дверей, оставив за собой тощих и оборванных людишек в грязных, наспех подлатанных доспехах, - Я не смогу сделать ничего, что может нам помочь, если они застанут нас врасплох. Ты меня вообще слушаешь или нет?! - переходя на надсадный полушепот, глава аскейр ускорила шаг, а зазевавшись, едва не влепилась в огромного мужлана, шлем на голове которого подозрительно напоминал ей ведро для помоев. Не только по форме, но и по запаху.
- Это отвратительно, знаешь ли. Они что, вообще никогда не моются?
Впрочем, и на этот вопрос ответа не последовало. Они приближались к намеченной цели, лавируя между изредка снующими там и сям людьми, заинтересованно ковыряющими в зубах, когда два представителя иноземной расы сталкивались с ними лицом к лицу. Многие кривились - и не потому, что асуры были некрасивы; большая часть люденов, взращенная на россказнях о жестокости и тщеславии пришельцев, с радостью бы придушила их, не будь того иррационального ужаса, который вселяет различие их рас.
Но эти - не боялись. Эти были настроены убивать. Просто потому, что прекрасно знали, в чем заключается основная слабость их главного врага.
Достигнув массивной дубовой двери, за которой женщин ждало неизвестное, Тамора почти инстинктивно приосанилась, возвышаясь над своей спутницей на добрых полторы головы.
Что же, теперь ей придется немного помолчать. Тамлин хорошо понимала это, как и то, что любое слишком резкое движение может стоить ей жизни.

Отредактировано Тамлин (07.02.18 00:58)

+4

5

[indent] Это схоже с потерей сознания – «глава гильдий», а дальше лишь звон в ушах. Ярогора едва ли потратила время, дабы оценить их облачения, подумать и сделать вывод. Понеже у рыцарей всё просто – всё по уставу, думать не обязательно. Однако, если от синеволосой дубины не ощущалось опасности, то взгляд желтых глаз – рыцарю он знаком – то взгляд дикого животного, почуявшего падаль. На таких притравливают охотничьих собак.

[indent] – О, наслышана-наслышана. Особенно про эту, сине дивчина, – старуха хлопнула ладонями по столу, поднимаясь, – кормилица наша. Жаль, художник издох, так бы запечатлели на холсте сей день!
[indent] – Обычно сюда приглашают на казнь, – заметила Ярогора, сжимая кулаки.
[indent] – Но мы же взрослые люди, – дёрнула плечами канцлер, открывая дверь в кладовку. Рыцарь морщит нос от запаха. – Такие ряженые-крашеные, не можем же мы, право слово, как варвары запачкать платьица кровью... – она расчищает себе путь ногой, пиная мёртвые головы. – Слыш, яйца в железке, убирай свою палку и тащи это на стол. Пока Молье нет – я тут за старшую, сему шустрее двигайся.
[indent] Ярогора послушно заносит меч в ножны и заходит в туман кладовки, где старуха указывает на сундук.
[indent] – Порежут тебя, старая, – хрипит, поднимая сундук весом фунтов в десять по пять раз, – за такие разговоры.
[indent] – Ничо, успею помочиться на твою могилу, – заржала бесстыдно старуха, выходя обратно к прибывшим гостям. Следом рыцарь ставит на одну сторону стола деревянный ящик, отчаянно имитировавший сундук, и его замком побрынчала канцлер.
[indent] – Снять надобно, – и Яра резким рывком срывает скрепляющий крюк вместе с куском железа. – Мозги последние продула, или оуред тебе их вспять повернул? Нахрена ломать? Ключ рядом висит! – шикнув на безмозглую Ярогору, старуха достает стопки бумаг разного качества – да столько, что они превращаются в башенку с два фута. Беззубо во всю ширь улыбается канцлер, присаживаясь на табурет.

[indent] Но всё меняется. Яра отходит за спину мадам Эмиралд, в полутень, держа руку на рукояти ножа.
[indent] – Столетняя история задокументированных преступлений главы гильдии аскейр Таморы Лингоны ле Мон, – произнесла, не запнувшись и убрав шутливый тон из речи, – до сего дня Тамора Лингона ле Мон прилежно возместила Ордену потраченные силы в виде денежной суммы, указанной на бумагах. Однако данные меры, считаемые воспитательными, не оказывают доброго влияния на поведение Таморы Лингоны ле Мон.
[indent] Глаза рыцаря ехидно улыбались и подкрепили едва различимым смешком.
[indent] – И народ люденов продолжает испытывать преступные действия со стороны главы гильдии аскейр, – всё это время бывший магистр стрелковой конницы смотрела Таморе в глаза.
[indent] – Глава совета гильдий, глава хафну, Петронила Фредерика Гуарда Коста, – перевела взгляд на хафну, – вы должны понимать, что подобное поведение расценивается Орденом как провокация к нарушению мира между нашими народами. Неоднократно поднимался вопрос об избрании более строгих мер наказания по отношению к преступным действиям со стороны главы гильдии аскейр. Но вы давали отказ. К сожалению, из бумаг мне неизвестно, какую ответственность вы тем самым принимали перед Одо де Молье. И понеже ныне магистры отсутствуют в столице Тиело для повторного обсуждения вопросов ужесточения наказания для Таморы Лингоны ле Мон, – канцлер передохнула, – то оставьте деньги и не смею боле вас держать в этих стенах.

[indent] Беззубая улыбка вновь вернулась на лицо канцлера, она быстро скинула бумаги обратно в ящик, хлопнув крышкой под убийственным взглядом Ярогоры, обещавшего самостоятельно прирезать старую каргу.
[indent] – Обратно? – сквозь зубы процедила рыцарь, хватаясь за ручки сундука.

[indent] Всё то время, что не замолкала помощница великого магистра, Ярогора пристально наблюдала за главами гильдии, подтвердив для себя весьма важную вещь – Тамора, глава гильдии аскейр, была самым слабым звеном в совете. Только благодаря фанатичному нежеланию Молье развязывать войну, провокации этой женщины не дают результата, но эти же действия с каждым разом лишают Магистра всё большей поддержки в Ордене.

Отредактировано Ярогора (07.02.18 18:40)

+5

6

Скука. Хранитель, какая же скука.
Иногда Петронила думала, что если жизнь её будет почти прожита и под угрозой, то она притащит небольшую армию в эту юдоль рыцарей. Таких грязных и мерзких застенков еще поискать. Впрочем, мало можно найти в наше время приличных и чистых пытошных. Разве что её собственный кабинет в городе гильдий. Прогретый сухой воздух душит, пахнет пылью, кое-где валяются перья, а на бумагах порой лежит, разлагаясь, какая-то мертвечина. Керран всегда был заботливым мальчиком. Петронила покорно склонила голову, рассматривая носки своих удобных дорожных туфель. Она умела льстить замшелым бюрократам и гнуть спину перед ничего из себя не представляющими заморышами. Те существа, с которыми она столкнулась ныне не имели для нее ни пола, ни лица, ни знаков различия. Больше всего на свете Петронила ждала возможности сбежать отсюда, как можно скорее забыть все, что здесь произошло.
Тамлин нервничала и переживала, но и такие путешествия время от времени были полезны для строптивой главы. Нила ощущала и её эмоции. Конечно, люденов схватить аскейр не могла, но цеплялась за единственный доступный ей разум, пробивая всю защиту. Глава совета с несказанной тревогой понимала, что если кто-то будет угрожать Тамлин, то она бросится на её защиту, прежде, чем успеет сама о чем-либо подумать. Двое идут. У кого в руках поводок?
Петронила низко опустила голову и отвела руку, занимая позицию между секретарем и преступницей аскейр.
- Преступления против народа люденов караются с должной жестокостью, как и всегда. – Мягко произнесла она, опуская оранжевые глаза. – Наша же преступница всего лишь испытывает мое терпение, и Ордену это, безусловно, известно. Если глава аскейр проявит неуважение или же оскорбит народ люденов действием либо же словом, то будет наказана со всей строгостью. Пока же она платит свои налоги и взносы.
Она выдержала должную паузу и чуть улыбнулась.
- Спасибо, что выделили нам свое время, - вежливо поклонилась она и подтолкнула Тамлин в сторону стола.

+2

7

Умела ли Тамлин молча внимать сказанному в пику ее вины, даже если от этого зависела ее жизнь? Увы, отнюдь нет, что еще раз доказывали тщательно сокрытые под одеждой белесые шрамы, избороздившие кожу в те времена, когда родителей этой горстки рыцарей еще не было в живых.
Она ожидала скучной нотации, которую прослушает под гомон и улюлюканье, возможно, ее даже приговорят к публичной порке или повешению, но все, что она услышала - это речь сухонькой беззубой старушки, повторяющей то, что ей и без того было прекрасно известно.
Толчок Петронилы заставляет женщину податься чуть ближе к столу, и она, игнорируя висящее в воздухе напряжение, подходит ближе, без приглашения занимая свободный стул, который считает достаточно чистым, чтобы приземлиться туда в парадном наряде.
- Да, возможно, вы и правы, - спокойно начинает синеволосая чужеземка, - У меня есть определенные способности. Они позволяют мне иметь доступ в чужое сознание способом, который может быть ужасно захватническим, если злоупотреблять им.
Она наблюла. Помимо дряхлеющего канцлера, на чьи старые плечи была возложена миссия вразумить окаянную дрянь, в комнате был и еще кое-кто. Кое-кто, кто представлял гораздо больше опасности, если вести себя чуть менее осмотрительно. Восьмое чувство подсказывало женщине - не стоит экспериментировать с удачей прямо сейчас. Но хорошо поставленная речь и быстрый, текучий разум могут дать ей неоспоримое преимущество в этой неравной борьбе.
- Однако помимо меня в этом мире существуют и другие ловчие, - прозрачные глаза аскейр задумчиво сузились, она смотрела сквозь женщину, но не видела ее; все, что занимало сейчас сознание главы - это насколько близко к ней подобралась единственная опасность, которая ощущалась в комнате.
- Возьмем, к примеру, вашу охрану - подчеркнуто-вежливый взгляд, обращенный сначала на канцлера, а затем на закованную в сталь молодую женщину, с явным раздражением возившуюся с сундуком, - Я не представляю для нее опасности. Как и для вас, и для всех тех, кто находится и живет в этом городе, - Тамлин задумчиво теребит затянутыми в перчатки пальцами сапфировую пуговицу на своем рукаве, - Больше того. Настоящую опасность я представляю для таких же, как и сама. А есть ли вам дело до того, сколько таких как я отдали свои души Хранителю? Думаю, что нет.
Женщина-ловчий элегантно закинула ногу за ногу, все ее внимание было обращено на канцлера. И только где-то на задворках сознания мотыльком билась призрачная мысль "не спускай с нее взгляд", обращенная к молчаливой и грубой женщине, трудящейся в углу.

Отредактировано Тамлин (13.02.18 00:42)

+3

8

[indent] Канцлер перестал улыбаться. Ярогора отпустила сундук, и звук удара об стол треском прошелся по каменным стенам. Только одна из них понимала, насколько близок момент, когда соседняя комната вместит в себя два новых тела. Бывший магистр смерила взглядом рыцаря, но, не получив зрительный отклик, сжала руки в замке на столе. Несколько раз, пока говорила Тамора, её глаза обращались к ящику с документами, словно там был кинжал, который вот-вот оживёт и вопьётся в горло иноземщине.

[indent] Ярогора тоже слышала это – равнодувшные заученные оправдания, словно в присутствии совета и писец выводит каждое слово. Людены живут недолго, и память короткая, и мозги птичьи, с чего им помнить длинные, сложные речи великих. Не заметят.

[indent] Глаза рыцаря были напряжены и открыты, немигающий взгляд держал на острии двух женщин, не мочь выбрать, кой сломать шею крепкой хваткой руки, а которой в поганый рот загнать меч. Дышать ровно становилось тяжелее.

[indent] – 1312й год. Пожар на территории Тиело, – Эмиралд похлопала рукой по крышке ящика, – сгорела таверна с десятью люденами и тремя асурами, – канцлер слегка наклонилась к Таморе, – все свидетели, в том числе асуры, описывают одну и ту же фигуру: аскейра в роскошных одеждах, что подозрительно шептался с асурами таверны и, после ухода которого, они взбесились.

[indent] Приказ. Это звучало как приказ. Очень хотелось, чтобы это звучало как приказ. Приказ к убийству. Руки подрагивали на эфесе меча. Голова пульсировала и жар передавался телу. Канцлер отдалилась от аскейра, убрав руку с сундука с документами.

[indent] – В этих стенах ни один асур не представляет опасности, – твердо сказала канцлер. – И я не тот, кому вы должны петь свои трели о суровости наказаний, терпении и невиновности, – усмехнулась, тыльной стороной ладони ударив по нагруднику рядом стоящей Ярогоры, на что та бессознательно отступила в сторону от стола так, что теперь между асурами и рыцарем нет физической преграды, – здесь нет никого, кто вынесет оправдательный приговор.

[indent] «Ни вам, ни нам», – говорит её взгляд.

[indent] – Рыцарь ‘нор Джори, – почти крикнула бывший магистр, глазами пронзая напряженную спину подчинённого.
[indent] – Я выведу их, – с трудом ответила Ярогора, сделав шаг в сторону Таморы. Своим тяжелым присутствием она указывала на свою территорию и что женщины должны отступить в сторону двери комнаты, откуда рыцарь поведёт их по коридорам форта, к выходу на пустоватую улочку Тиело.
[indent] – Надеюсь, что у вас больше нет дел на территории люденов, – расслабленно отозвалась напоследок канцлер, – а то времени совсем не осталось.

Отредактировано Ярогора (11.02.18 15:17)

+3

9

[indent] Петронила обливалась холодным потом, наблюдая за Тамлин. Что только она себе позволяет. Хотя, надо отдать ей должное, аскейр действительно знала, когда можно болтать, а когда нет. Тут никто не представлял для них никакой угрозы. Никаких дуэлей тут не ожидалось. Никаких колкостей и интеллектуальных бесед. Старая кобра без яда да бревно с мечом – вот и все слушатели. Перед кем же тогда выворачиваться. Петронила спрятала улыбку. Как и всегда, она могла позволить Тамлин немного покрасоваться, почему бы и нет? Она все оплатит, но вскоре хафну сложит свои полномочия и гильдия синих окажется самой уязвимой. Нила ощутила, как уходит напряжение и тут же мысленно одернула себя. Нужно же выглядеть униженной! Женщина тут же постаралась собраться, понуро опустить голову и принять все должные оскорбления, но ее ждал сюрприз. Услышав напоминание об одном событии, Нила громко фыркнула, но тут же сделала вид, что закашлялась, прикрывая рот кулачком и изо всех сил сдерживая рвавшийся наружу хохот.
[indent] «О, все Хранители и Создатели, дайте мне силу, умоляю вас! – взмолилась Петронила, едва сдерживая порывы хохоты. На глазах у нее выступили слезы. – Старая жаба ткнула в этот случай не просто так. Что там с ней случилось? Событие то так себе, ерундовое. Кто там был? Её бабушка, которую Тамлин возбудила и не дала?»
[indent] Глава гильдий из последних сил сдерживалась, мотая головой. Нет, тут что-то личное, причем настолько глубокое, что не смеяться она просто не могла.
- Извините, - выдавила из себя она, вся красная, - должно быть, поперхнулась.
[indent] Она опрометью кинулась прочь из комнаты, едва для этого появилась возможность. Где-то в черных коридорах Нила дотронулась до локтя Тамлин.
- Хранитель, да что между вами было? Ничего? В этом то все и дело, да? – очень тихо произнесла она. – Я тебя, конечно, не виню. Боюсь, даже в лучшие годы она была сухой, скучной и не вызывала никакого желания, но я уже начинаю привыкать к тому, что каждая проблема, связанная с тобой так или иначе касалась твоей забытой недо-любовницы.
[indent] Следуя за рыцарем, женщины выбрались наружу, хотя вполне бы могли обойтись и без её услуг.
- Конечно, дитя, не волнуйся. – Кивнула Петронила, не удостоив женщину-рыцаря даже тенью взгляда.
[indent] Впрочем, она даже не слышала, что ей сказали. Гавканье мелких шавок едва ли волновало её и сегодня она останется в этом городе, но не по делам.

Отредактировано Петронила (12.02.18 16:01)

+2

10

- Аскейров в роскошных одеждах здесь не перечесть, но никто до сих пор не смог указать ни знаков отличия, ни чего бы то ни было более существенного, чем скупые словесные описания, - голос Таморы, до этого учтивый и мягкий, против воли меняет свой тембр, обретая присущую ловчим холодность и остроту - словно скольжение стекла по металлу в сильный мороз.
Она встает насколько возможно мягко, но даже несмотря на показную плавность ее движений, фигура главы, возвышающаяся над рыцарем и канцлером, все равно выглядит достаточно угрожающе, чтобы не принимать ее в расчет.
- Если у вас нет ничего более весомого, чтобы вменить это мне, то мы с моей спутницей вынуждены покинуть эту.. юдоль правосудия, - она помолчала, словно взвешивая фразу, которую должна была сказать следующей, - Прямо сейчас.
Аккуратно забрав руку Петронилы под свою собственную, Тамора в сопровождении рыцаря безмолвно вышла из комнаты, игнорируя желание председательницы протащить ее следом за собой.
- Знаешь, моя дорогая, - прошептала Тамора настолько подчеркнуто вежливо, словно все еще не очнулась от сухой перебранки с канцером, - У меня не настолько хорошая память, чтобы помнить всех, с кем я когда-либо оказывалась в одной постели. Но видишь ли.. - она задумчиво окинула взглядом свою несомненно юную конвоиршу, которая с немым интересом прислушивалась к их тихой беседе, - Людены никогда не привлекали меня. Как и я их, в свою очередь.
Почти подобравшись к выходу из дурно пахнущего форта, Тамлин, словно вспомнив о чем-то важном, останавливается напротив огромных ворот, запускает руку за воротник и достает оттуда длинную серебряную цепь, венчающую продолговатый сапфировый кулон с острыми, мерцающими гранями. Она оставляет Петронилу и за несколько шагов добирается до рыцаря, которая кажется ей слишком милой в своей осязаемой ярости.
Яркая цепочка тонко звенит, соприкасаясь со сталью брони, когда ловчая оставляет свой кулон на шее девушки, не успевая услышать ее протестов.
- На счастье, - искушенно хмыкает высокая синеволосая Глава, а затем тотчас же отступает прочь из форта, уводя за собой свою мрачную спутницу.

+1

11

[indent] «С каких пор нужны доказательства?» – Ярогора осклабилась, выпроваживая гостей из крепости ордена. Ей было забавно видеть, как асуры пытались воспользоваться законами как гетерой, надеясь обратить против канцлера, вот только, казалось, намеренно упустили деталь, что людены также и последний народ в этом мире, который будет соблюдать чужие и уж боле свои правила. Их жизнь – вспышка, и чтобы это понять – не нужно сравнение с асурами, коим уготовано тонуть в дерьме последствий своих поступков веками.

[indent] Люден – это когда после него не растёт трава.
[indent] Люден – это вместо сожжения одной хаты – горят города.
[indent] Люден – это хмельные пляски по телам на поле битвы.
[indent] Люден – это чума на все ваши дома, проклятие до седьмого колена, ваша Белая Леди.

[indent] С грохотом отворяются врата из стали и цельных бревен и улюлюкающих задорно дивчин Ярогора провожает взглядом исподлобья.

[indent] Выбить приказ организовать конвой, чтобы и духа их не было в пределах людских границ, вряд ли удастся: канцлер не сторонник горячего самодурства. Прикусив от досады край губы, рыцарь отступает внутрь форта. Возможности ещё будут предоставлены.

[indent] Тело дёргает и ладонь сжимает левый бок, где второй день мокрит раздражающе рана, и теперь Яра окончательно отказывается от пьяных гуляний на сегодняшний вечер – всратые то заказы, то расфуфыренные бляди не дают толком залечить увечья.

[indent] Она тихо рычит.

[indent] Боковым зрением замечает приближение синего пятна, но меч замирает наполовину выскользнувшим из ножен, когда Тамора Лингона ле Мон надевает на шею рыцарю неясный предмет – и, что-то щёлкнув на последок перед самым носом, отпрыгивает обратно к своей невоздержанной спутнице.

[indent] В некоторой иной ситуации поступок асура и ответное удивление рыцаря стоили бы им двоим жизни.

[indent] Секундное замешательство сменяется смехом: Ярогора сжимает кулон в кулаке до жалостливых хрустов камня и срывает цепь с шеи, бросая искорёженные остатки вслед аскейру.
[indent] – Доброго пути, – с весёлой улыбкой пожелала рыцарь и, удаляясь в коридоры, прошипела: «шлюха».

[indent] Рука болезненно пульсировала.

Отредактировано Ярогора (19.02.18 11:07)

+2


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » Столица » 25 травный 1460; Тиело‡Хоровод&