Terra Incognita: Homo Ludens

Объявление

О форуме

Добро пожаловать на камерную форумную ролевую игру Terra Incognita: Homo Ludens!


Рейтинг: 18+

Игра ведется по авторскому сюжету в стиле неклассического дарк-фэнтези во временном промежутке, эквивалентном Европе 14-15 вв. В игре присутствуют авторские расы с уникальными наборами магических способностей.

Мастера игры:

Позабытый и Сова

Важные события

Для консультации по миру
просьба обращаться к АМС c помощью Skype

Форумная игра имеет камерный тип. Тем не менее, поучаствовать в ней может любой желающий - для этого достаточно ознакомиться с миром и написать анкету. Для уточнения информации рекомендуем обращаться в гостевую форума или в предоставленный в ней skype главного администратора.

Ознакомиться с игрой:

Логин: Читатель | Пароль: Читатель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » Архив квестов » 5 травный 1460 года; город Портего‡Сомнения и вопросы&


5 травный 1460 года; город Портего‡Сомнения и вопросы&

Сообщений 1 страница 17 из 17

1


Сомнения и вопросы


[img class=border]http://sf.uploads.ru/HT2lu.jpg[/img]

Участники:  Хвите, Петронила
Рейтинг:  18+
Описание:  После ночного кошмара главе гильдий понадобится консультация того, кто разбирается в хитросплетениях прошлого и настоящего. Первый, кто пришел на ум - глава оуред Хвите. Первые играли с ними, но есть ли хоть малейший шанс, что все это действительно было правдой?
Бой и участие мастера: бой с обычными правилами, возможно вмешательство мастера

0

2

В кабинете раздался тихий стук стопки бумаг о дубовый стол. Спустя минуту женские руки уверенным и доведенным до автоматизма движением убрали эту стопку на край стола. Откинувшись на спинку стула Хвите вздохнула и посмотрела в окно, где сквозь стекло в ее кабинет заглядывали солнечные лучи. Управлять двумя поместьями не просто и по этой причине Хвите давно дала распоряжение своему дворецкому отправлять все документы в резиденцию гильдии. Так было проще, решать все важные проблемы в одном месте, чем разрываться на двое: дела гильдии утрам, а герцогства вечером. Громкий зевок привлек ее внимание, Мунрак проснулся и теперь лениво зевал демонстрируя ряд опасных клыков. Хвите улыбнулась уголками губ и встав из-за стола подошла к своему любимцу, зарываясь пальцами в его шерсть в легкой ласке чеша барса за ушком. Питомец чуть вытянул шею, позволяя своей хозяйке дарить ему еще больше ласки, чем вызвал в глазах блеск теплоты, такой редкий для нее, что другие поспешили бы его запечатлеть, дабы быть точно уверенными, что им не показалось.

Доброе утро, мой хороший, надеюсь ты хорошо выспался.

Мунрак, словно понимая о чем она говорит толкнулся своей широкой головой в ее плечо. Хвите только склонила голову на бок и вернула ему эту специфическую ласку погладив по макушке. К сожалению своего любимца придется отправить на прогулку в сад, слишком он неожиданно реагирует на ее гостей. В скором времени к ней должна была прийти Петронила. Письмо, что она получила, ясно давало представление о серьезном разговоре, а Мунрак мог помешать ему. После крепкого сна ее любимец любил поиграть и пошалить привлекая внимание хозяйки. Хвите хорошо относилась к животным и приход хафну ее от части даже радовал. встав с пола Хвите подошла к окну и нажав на позолоченные ручки распахнула, впуская в кабинет свежий воздух и прекрасный аромат цветов. На мгновенье глава даже прикрыла глаза позволяя ветру немного поиграть с распущенными волосами. Взглянув на часы, Хвите решила перейти к делу.

Какой прекрасный день, уверена тебе не терпеться прогуляться и размять лапы.

Обратилась Хвите к своему питомцу смотря в сторону небольшого сада. Ей не хотелось расставаться со своим питомцем, но и пренебречь просьбой гостью не могла. Отвернувшись от окна, женщина плавно ступая подошла к столу и взяла колокольчик. Легким движением руки она позвонила в него, играя тонкими нотами, а затем вернула на прежнее место. Не прошло и двух минут, как в дверь постучали и получив разрешение войти открыли дверь. Хвите повернулась к своему слуге лицом, а затем прошествовала до окна. Положив одну руку на оконную раму и встав полу боком, женщина отдала приказ:

Отведи Мунрака в сад и пусть за ним кто-нибудь присмотрит. Ко мне должна прийти госпожа Петронила, сопроводи ее в мой кабинет и пусть служанка принесет нам чай и угощения.

Сказала Хвите вновь поворачиваясь к окну. Ей не было нужды смотреть, что происходило за ее спиной, не в первый раз она просила приглядеть за своим любимцем. Слуга открыл дверь позволяя Мунраку величественной походкой пройти. Перед тем как скрыться в коридоре бар оскалился для проформы и вильнув хвостом пошел гулять. Слуга что-то пробормотал под нос сдерживая дрожь, стать обедом большого кота не хотел никто, по этой очень важной причине многие предпочитали обходить хозяина, а именно им себя и считал Мунрак, стороной. Дверь тихо прикрыли и ненадолго все стихло. Хвите смотрела на небо, размышляя что могло стать причиной для такого серьезного визита к ней? Неужели опять проблемы с люденами? Слишком много острых улов между асурами и люденами, как бы их сгладить? Хвите устраивал этот хрупкий мир, что сейчас был и глобальных перемен, в которых были бы конфликты и терки, она не приветствовала. Опустив глаза, ее привлек очень красивый оттенок лепестков роз, что были посажены под окнами. Ярко-алый с еле заметным розовым, эти цвета очень красиво сочетались. «Надо будет попросить поставить мне в кабинет букет» — отметила Хвите слыша как открывается дверь и служанки накрывают небольшой столик. Время обеда. Темноволосая женщана охватила себя руками продолжая наблюдать за происходящим за окном. Хвите не хотела мешать своим людям нервируя их своим взглядом, предпочитая наслаждаться красотой природы.

Время шло, не было больше служанок в ее кабинете, не было любимца, только ветер играл в ее кабинете и приносил с собой чарующие ароматы, словно плату за вход. Женщина так и осталась стоять, дожидаясь скромного стука и оповещение, говорящее о прибытии дорогой гостьи. И вот наконец-то до ее ушей донесся характерный шум, оповещавший, что осталось ждать не так долго.

+4

3

[indent] Мой дом - моя крепость, а мой сон - моя радость. Поистине ужасной силой обладают те, кто способен настигнуть свою цель даже в царстве грез и превратить единственное личное время в тяжелый жуткий кошмар. Петронила не всегда была гарантом уверенности, зачастую она просто опиралась на предыдущие случаи и уже составленные памятки. То, что не упоминалось нигде, ожидаемо выбило её из колеи. Она не была уверена, что спала. Не была уверена, что запомнила все правильно. Не была уверена, что и другие действительно там были. Интересно, а можно найти в городе хоть одну мадам сногадалку и всё ей высказать? Нет, это чревато. За те данные, что получила Нила в ту ночь многие будут готовы заплатить хорошие деньги. В итоге события начнут играть против нее же самой. Глава гильдии очень старательно занималась своим обязанностями, но ночные похождения все никак не шли из головы. Есть ли шанс, что это было хоть чуть-чуть реально?
[indent] Керран спокойно спал на своей жердочке, умело пропуская переживания хозяйки мимо. Старый ворон давным-давно пережил свою первую подругу и даже их совместных воронят, что не делало его жизнь счастливее. Нила была его второй подругой. Большой, бесперой, невозможной, но подругой. Керран воспринимал её именно так и с удовольствием бы выклевал глаза каждому самцу, что позарится на его территорию. За плечами обоих остались века, печальные события, потери, радости. Теперь ворон был уже не так активен, как раньше. Он по-стариковски хохлился на жердочке, косясь черными бусинками-глазками на хозяйку, покуда та нервничала или перебирала наряды для вечера. Научился даже почти по-человечески вздыхать, издавать насмешливые карканья и сомневаться. Петронила не должна была озвучивать свои мысли вслух, чтобы знать его мнение на этот счет. Эрмано-хранитель за долгие годы стал неотъемлемой её частью, как рука или, скажем, глаз. В минуты особо беспокойства, когда женщина начинала ходить по комнате, озвучивать себе под нос проблемы и трагично заламывать руки, Керран засыпал, как и сейчас. Он относился к этим проблемам с мужским презрением.
[indent] Понимая, что хранитель даже не выслушает её, Петронила чертила круги по комнате, закидывала камин бумагами и забывала о приемах пищи. Кто должен разобраться во всем? Кто является наследником Первых в отношении фокусов с временем? Конечно, аскейр. Женщина невольно замерла и сморщилась, вспоминая основного  представителя народа. Нет, вариант, прямо скажем, не блестящий. А кто еще? Оуред? Петронила прикусила губу, вспоминая, чем таким провинилась глава черно-зеленых. Выходило, вроде, терпимо. Повинуясь порыву, женщина схватила со стола листок с официальными знаками и быстренько настрочила короткое письмо. Не глядя и не перечитывая, запечатала и устремилась к ящику мгновенной почты. Она все боялась, что это посещение будет неуместным, лишним, потому не давала себе останавливаться.
[indent] Утро следующего дня встретило ветром, мрачными тучами и головной болью. Петронила валялась в своей постели, с маленьким стыдом припоминая свой вечерний порыв. Керран традиционно дремал. У него болели крылья, что Нила могла ощутить и сама, но в целом ворон не сильно беспокоился. Браться за дела сегодня не хотелось. Думать сегодня не хотелось. Работать сегодня не хотелось. Гадство, но и спать тоже больше не хотелось. Пребывая в постели, Петронила прокрутила в голове возможные варианты диалога с Хвите. Дорожка намечалась скользкая и петляющая. Конечно, для начала беседы нужно дать какую-то информацию, но что из всего будет не опасно озвучивать? Петронила решила, что одного неконкретного пункта будет достаточно.
[indent] К назначенному времени глава была уже традиционно мрачна, собрана и молчалива. Керран оживился, понимая, что им предстоит путешествие в другой город через портал. Он не любил такие переходы. Ему казалось, что порталы всякий раз отнимают у него что-то важное. Будто бы забирают плату за проход. Убедить упрямца в обратном не представлялось возможным, потому Нила пыталась купить лояльность хранителя, задабривая его обещаниями угощений и подарков. Керран понимал, клонил голову набок и продолжал внутренне изнывать. Помимо этого он помнил о присутствии у главы оуред больших кошек. В иные времена он бы с удовольствием подразнил их, прячась за спиной представителя более крупного вида, если придется. Нила его желание ощущала невероятно явно, понимая, что Керран не откажется от него, даже если будет "болеть" после портала. Это означало только то, что ей действительно придется обращаться в большую полосатую кошку, чтобы сохранить здоровье своего эрамно. Тогда в ответ Хвите тоже придется выкинуть какое-то коленцо, а там и до политического скандала недалеко. Остается надеяться на благоразумие темной. Думая, какое животное приписать этой женщине, в первую очередь вспоминался черный волк. Подойдет или нет?
[indent] Петронила замкнула на руках кожаные наручи, подцепила наплечники на свой вариант повседневного костюма и покинула резиденцию в городе гильдий. Уже через час она находилась перед домом оуред в Портего. Керран смирно сидел на плече, отдыхая от ненавистного портала. Женщина подождала немного в гостиной, втягивая сухой воздух носом. Голова все еще болела. Слуги вернулись за ней через какое-то время чтобы сопроводить в кабинет главы. Выходит, разговор будет действительно очень официальным. Жаль. Хотелось бы чуть больше легкомыслия, чтобы, не приведи хранитель, посторонние чего не подумали.
- Доброго дня, Хвите, - мягко произнесла Петронила, скрещивая руки под грудью. - Давно не виделись, не находишь? Уже пару дней, полагаю. С самого последнего заседания. Решила воспользоваться одним из твоих стародавних приглашений и действительно полюбоваться на твою обитель. Надеюсь, не сильно обескуражила тебя этим? Официального в моем визите действительно ничего нет. Извини.

+3

4

Небо в этот день было чистым и таким ярким, что могло создаться обманчивое впечатлении, а небо ли над их головами? Хотелось поднять руку и провести по небу, почувствовать какие на ощуп облака и так ли невесомы они? Оно выглядело таким эфемерным, беззаботным и невесомым, как часто мы поднимаем голову чтобы увидеть синий цвет вперемешку с белым? И видим ли в тот миг, когда запрокидываем голову, эти два цвета? Небо имеет привычку меняться, словно тоже умеет дышать вместе с людьми. А вдруг у него тоже есть эмоции? Темно-серый цвет мог означать недовольство, горечь, печаль. А когда оно сиренево-синее, значит ли это, что оно злиться или в ярости? Люди склоны строить догадки, пытаясь узнать больше или раскрыть свой внутренний мир, дабы избавиться от границ сковывающих их. Один человек, что движется в одном потоке со всеми мог остановиться и поднять голову, сделав одно легкое движение узнать что-то новое, открыть для себя новый смысл. И тогда, он мог выйти из толпы и лечь на зеленый ковер, задумываясь о чем-то большем, чем-то больше, чем повседневная рутина и прожитый день, заменяющийся идентичным другим днем. Философия, так это теперь называется. Мысли об устройстве мира стали целой наукой, почитаемой в обычной жизни. Если заглянуть в библиотеку то можно увидеть множество трудов великих умов собранных на полках. Мы принимаем мировоззрение других за чистую монету, но был ли хоть кто-то из них прав? Прочтя множество текстов можно найти исключения и несоответствия в их теориях. Все их мысли складывались от наблюдения и устройства того мира, в их время, а сейчас, можно ли уверенно применять хоть одну из теорий ко всем? Нет, ведь у каждого своя философия, не опубликованная, разве что в собственной душе, не раскрытая и недоступная другим. В ее основе есть два понятия: добро и зло, но так ли важно это? Может и в зле есть капелька добра, а в добре чуточку зла? Ведь даже добрые люди лгут, а разве ложь не порок? Как много противоречий, есть ли в их мире капелька истинного добра? Чистого и нетронутого, ни временем, ни людьми, ни самим миром? Скорее всего нет, если такое действительно существовало, кто-то обязательно его бы испортил.

Хвите опустила свой взгляд с города на свой небольшой сад. У нее было два дома: сама гильдия в Портего и поместье в Терраке, и в каждом был сад, сделанный руками истинного искустника, который вложил туда собственную душу. В нем росло множество цветов и фруктовых деревьев, с который можно было бы сорвать сочный спелый плод и насладиться его вкусом. Хвите не знала как у других глав, но ей нравилось видеть ухоженные сады, где можно было бы отдохнуть от всех и просто побыть наедине, с самой собой, с природой. Внизу мелькнул хвост ее любимца, судя по мягкому рычанию, что донеслось до ее окна, Мунрак веселился. Барс любим покататься по траве или погонять стайку птиц, а еще попугать народ чувствуя себе защитником, каким он, по сути, и был. Хвите помнила о Керране, старом вороне Петронилы и надеялась, что умная птице не вылетит в окно на встречу хищнику. Пусть они и были на втором этаже, но стоило Мунраку приметить цели и его трудно было остановить. Животные инстинкты брали вверх, все же барсы дикие звери, а не домашние кошки. Именно по этой причине весь питомник она разместила ближе к лесу, где большие кошки могли чувствовать себя свободными и не пугать гостей. Некоторых, стоило им повзрослеть Хвите отпускала на волю, прекрасно понимая, что домашняя жизнь не для них. Порою, в ней подымалось желание немного поиграть с котятами, но уж слишком близко росли они и когда находилось свободное время ее встречали не пушистые малыши, а подростки. Время летит слишком быстро, а иногда хотелось его остановить. Уголки губ оуред изогнулись в намеке на насмешку, было слишком иронично размышлять на эту тему имея возможность работать с временем и пространством. Пусть пока ее способности не были так вели, но не все потеряно, если есть цель, значит есть и шанс ее достигнуть. Погрузившись в свои мысли наблюдения глава гильдии не услышала стука и того, как открывается дверь, лишь слова гостьи напомнили об важной персоне, решившей ее посетить:

Доброго дня, Хвите.

Хвите услышала мягкий голос хафну и обернулась, вставая спиной к окну и развлекающемуся Мунраку. Рики Петронилы были скрещены на груди, словно она пыталась закрыться от нее или же не спешила переходить к причине, переведшей ее в обитель оуред. После ее приветствия Хвите кивнула, отвечая ей тем же, по прежнему держа одну руку на оконной раме. Ее лицо все так же ничего не выражало, а глаза оставались безразличны, как и в любой другой день. Женщина не спешила перебивать гостью и брать слово, дожидаясь, когда Петронила скажет свое приветствие:

Давно не виделись, не находишь? Уже пару дней, полагаю. С самого последнего заседания. Решила воспользоваться одним из твоих стародавних приглашений и действительно полюбоваться на твою обитель. Надеюсь, не сильно обескуражила тебя этим? Официального в моем визите действительно ничего нет. Извини.

Хвите чуть склонила голову припоминая строки из письма, что получила. С первого взгляда ничего в написанных строках не говорило о чем-то важном, но в какой-то момент оуред поняла, что чувствует настороженность. Хвите несколько раз перечитывала небольшое письмо, пытаясь понять в чем же дело, но так и не нашла ответ. Сейчас же, видя перед собой Петронилу Хвите поняла, почему ее гостья сочла визит официальный, хоть она всего лишь хотела подчеркнуть свое внимание к ней и письму. Сделав пару шагов, отойдя от окна глава гильдии взглянула Петрониле в глаза.

Тебя напрягает мой кабинет? — прямо спросила она бесцветным голосом. — Я хотела показать тебе свое внимание, попросив привести сюда. Если хочешь, мы можем перейти в другую комнату, в гильдии много людей, а в мой кабинет никто не станет входить без моего присутствия. Мунрак не любит внезапных гостей.

Последнее предложение можно было бы счесть хорошей шуткой, если бы на ее лице появлялись эмоции, а без них диалог принимал вид сухого перечисления фактов. Не сказать, что Хвите не была не приятным собеседником, но у некоторых людей создавалось впечатление, словно они говорили с предметом. В своем общении мы наблюдаем за эмоциями собеседника, пытаясь понять как он реагирует на слова, какие чувства вызывает, какую грань не стоит переходить, но с ней такого не проходило. Всегда одно выражение лица, изо дня в день, в любое время дня и ночи. Хвите в своих словах подчеркнула все, что хотела. Она позволит Петрониле выбрать место, чтобы ей было комфортно и не напрягало, но в то же время указала на безопасность разговора по душам в этом кабинете. Мунрак действительно остро реагировал на вторжение в ее кабинет, охраняя свою территорию и ее саму, поэтому слуги и домашние быстро выучили, как именно стоит входить. В отсутствие главы к кабинету никто не подходил, прекрасно зная, что если большой кот учует, то может и охоту затеять. Что касалось других комнат, то нагло врывать не будут, но и гарантии не было увидеть случайно ошибившегося гостя. Хвите подошла к столу и плавно переведя взгляд на чайник сказала, словно обращаясь к самой себе:

Летний чай из свежих листьев мелиссы и шалфея. Мята освежает в такой теплый день, а шалфей полезен для здоровья.

Небольшой аккуратный чайник был сделан из стекла, в нем, играя красками, был заварен зеленый чай. Золотой цвет переливался играя то зеленным, то золотистыми цветами, а солнечные лучи делали эту игру еще привлекательней. Аккуратные листья мелиссы и шалфея плавали на поверхности, дополняя чай. Он словно пытался сам собой привлечь внимание гостей, прося попробовать его. Рядом с ним лежало множество различных угощений, тоже приготовленных так, чтобы не перебивать вкус напитка, а считаться с ним, добавляя больше вкуса и радости тем, кто попробовал его. Травяное искушение, именно к нему Хвите решила привлечь внимание Петронилы. Такой чай она бы предпочла выпить в уютной беседке, но если Мунрак ее увидит, то не уйдет. Женщина вернула свое внимание к гостье.

Тебе стоит попробовать его.

После этих слов возникает чувство, что твой собеседник должен изогнуть линию губ в искушающей улыбке, словно играя с тобой и ситуацией в целом. Ты прекрасно чувствуешь, какая эмоция должна быть на лице, но ее нет, оно все такое же: невозмутимое, безразличное и пустое, словно в принципе не может выражать свои чувства. Хвите умела создавать видимость того, что должны показаться эмоции, играя словами, но делала это редко. Сейчас же только ответ гостьи решит, сменят ли они комнату или останутся тут. Оуред не хотела так отдаляться от Мунрака и предпочитала слышать его игру под окном, чем оставлять совсем одного. В каком-то смысле Хвите могла завидовать той тесной связи, что была между Петронилой и Керраном, но зависть тоже эмоция, а ее так сложно вызвать в ней.

+3

5

[indent] Главы гильдий не были обязаны общаться друг с другом за пределами своей работы. В зале заседаний, за бумажками и горами обязанностей личные качества различить сложно. Петронила на секунду задумалась, прикидывая, с кем же из глав она общается без принуждения? Пожалуй, многим она сама навязывала свое общество, иные навязывались ей, но настоящей близости в круге правительниц не сложилось. Хвите не нравилась исключительно потому, что «леди бездна» не обладала чутьем. Хорошим таким женским чутьем, которое подсказывает прелестным дамам как и с кем себя вести. С другой стороны, лизоблюдников и прихлебал она тоже не любила. Иными словами, как то не сложилось личное на этом фронте.
[indent] Услышав кличку питомца Хвите, Петронила скептически поджала губы. Вот и еще одна причина неприязни. Хафну, конечно, не обладают исключительными правами на животный мир, но, с другой стороны, они и во времени никогда не перемещались по своей воле. А еще не дышали огнем, не предсказывали будущее, не проращивали дикие лозы-убийцы, не вызывали грозы и даже не пытались этим худо-бедно заниматься. Зато каждый, кто имел во дворе две пугливых тощих курицы и одну старую буренку мнили себя дрессировщиками. Хотя даже не так. Без поддержки домашних животных не обходиться ни одно общество, а вот лезть к диким уже самодурство. Первое время Петронила считала, что у других народов тоже есть свои связи с их зверюшками, что люди действительно хоть что-то чувствуют, но слабее. Оказывается, нет. В попытках приручить себе жалкую ящеричку они теряют пальцы, с хищными птицами остаются без глаз, играя с дикими кошками погибают. Всякая попытка иного человека, не хафну, влезть в то, к чему они не предназначены, заканчивается трагедией для них самих или зверей. Даже «нормальные» отношения между заводчиком и питомцем на самом деле жалкие потуги пятилетнего отсталого ребенка в сравнении с уровнем народа, развивающего свое искусство поколениями. Еще более странным открытием стало то, что и сами люди это понимают, но им достаточно. Способность нанизать на одну палочку пирамидку из одинаковых фигурок ценилась не многим лучше способности собрать стометровую башню из деревянных блоков без единого гвоздя. Это было унижением и разочарованием.
[indent] Один плюс один уже не один. Две причины недолюбливать главу оуред. Можно было поязвить, выразить сомнение в навыках Хвите хвататься за дела, в которых она явно никогда не преуспеет, но она бы просто не поняла этого. Снова первая причина. А потом вторая. И так вечно.
- Мне всё равно, просто поддерживаю диалог, - кисло выдавила Нила, располагаясь в кабинете. – Чай выглядит прекрасно. Очень хорошо, если и на вкус такой же.
Вот еще одно. Показная привязанность Хвите к очень исключительным, дорогим вещам. Как некоторая горная живность, глава всегда старалась занять самое высокое место из ей доступных.
«Выше головы не прыгнешь, - подумала Нила рассматривая прозрачный чайник. – Только нищие ставшие богатыми стремятся окружать себя такой пошлой роскошью без всякого сдержанного изящества»   
Сама того не осознавая, Петронила отыскивала все новые и новые причины не любить Хвите. Она уже сожалела, что пришла к ней.
- К счастью, двери твоего кабинета плотно закрыты и ни одно слово не выйдет за его пределы, - задумчиво произнесла она, но тут же одернула себя. – Я буквально.
Теперь воздух сгущался, серьезность беседы удалила всяческое легкомыслие и намеки придётся отмести. Или нет. Как получится.

+2

6

Тучи сгущались.  Хвите точно ощутила этот момент, когда настроение Петронилы разительно изменилось. Говоря на чистоту, Глава Совета Гильдий этого даже не скрывала так тщательно, как могла бы, если возникло бы такое желание. Поджатые губы, недовольство мелькавшее в глазах и тяжелый воздух, словно он мог обрести вес — все эти факты и ощущения говорили об изменениях не только между ними, но и в самой Петрониле. Глава гильдии хафну вошла в ее кабинет с дружелюбными намереньями, но стоило ей проявить вежливость и дать выбор, как все изменилось. Подобную перемену заметил бы любой, не важно ребенок или взрослый, а вот отреагировали бы они по разному.

Нами двигают эмоции, они определяют наши решения, в большинстве случаев, толкая на иррациональные, не поддающиеся логике действия. Мы можем заниматься повседневными вещами, такими как: читать книгу, гулять по саду или разбираться в делах Гильдии или собственности, и внезапно почувствовать необъяснимое волнение. Шестое чувство, оно говорит в нас, предупреждая о несчастье и беде, от нас зависит проигнорировать его или же нет, но тем не менее так происходит. Чувства, такие родные и яркие, всегда при нас и не важно, открываем ли мы их на обозрение всем или же скрываем за толстой коркой льда.  Люди общаются, обмениваются переживаниями, эмоциями устанавливая между друг другом связь, называемую отношениями. У отношений есть разные грани отрицательные и положительные, мы сами определяем кого и к какой букве относить того или иного знакомого. Они играют в нашей жизни важную роль, но не у всех список знакомых разнообразен и полон красок. Некоторые личности способны делить только на два части — драг или враг. Другие же создают возле себя три круга: в первом, самом узком, близкие и родные; во втором, более расширенном, деловые отношения; в третьим, в самом большом, все остальные носящие ярлык «знакомый». В этом мире, как и в других, много людей и у всех свое представление о том, какие должны быть отношения. Никто, кроме расы Аскейр, не мог влезть в чужую голову и прочесть мысли, поэтому люди смотрели в глаза своему собеседнику, наблюдая и делая свои собственные догадки. Но кто сказал, что лишь глаза могут выдавать твои чувства? Язык тела расскажет намного больше, чем глаза, в которых можно скрыть свои истинные чувства. Ложь и правда, отвращение и уважение, в нас очень много противоречивых эмоций и для каждой из них есть причина, пусть мы не всегда ее понимаем. Наши действия и мимика также может выражать все эти чувства, даже намного ярче чем глаза.

Мунрак. Именно имя ее любимого питомца, которым Хвите очень дорожила, стало сигналом для первого звонка. Губы Петронилы поджались, выражая скрытое презрение или недовольство, к чему бы? Так удивился любой человек и в его реакции не было бы ничего изумительного. Хафну имели исключительную связь с животным миром, о которой многие любители животных и дрессировщиком могли бы позавидовать. Иметь возможность понимать своих мохнатых друзей, что может быть прекрасных, для тех, кто души не чает в них? Ничего, для некоторых это ценнее всех сокровищ мира. Как много нам надо для счастья? Немного тепла, родного человека и целый мир на двоих, самые обычные и распространенные мечты, но именно они были одними из бесценных. Три вещи и больше ничего, кажется, какая мелочь, но даже ее так трудно найти. А что касается тех, в чьем сердце пустота или лед? Они окружают себя вещами, радующих их  и заботятся о тех, в ком чувствуют необъяснимую, возникшую по воле Хранителя связь, ищут причину для жизни. Так , что в желании иметь рядом с собой родное и любимое твоему сердцу существо такого корыстного и оскорбительного? Разве это преступление, заботиться о ком-то? Хвите, прекрасно видевшая изменения в Петрониле, выпрямилась и расправила плечи, словно готовясь к битве характеров, что вот-вот могла разразиться в ее кабинете.

Мне всё равно, просто поддерживаю диалог.

«Надеюсь, ты пришла сюда не просто, чтобы поддержать диалог и потратить мое время» — отметила про себя Хвите, словно не замечая тона своей гостьи и всех взглядов, бросаемых ею. Кто-нибудь другой на ее месте давно бы пришел в негодование и высказал бы все, что думает. Кто-нибудь другой уже давно показал бы на дверь, не дожидаясь второго звонка, прозвучавшего в ее голосе. Кто-нибудь другой прекратил бы проявлять вежливость и нагло бы уселся на диван даже не налив чай. Кто-нибудь другой отказался бы терпеть подобное отношение к себе. Кто-нибудь другой, но не она, Хвите, Глава гильдии оуред. Безусловно, проще всего показать свой характер, поставить завравшегося визитера на место, но зачем тратить свои нервные клетки на тех, кто даже не может ответить на вежливость вежливостью? Она просто теряла к ним интерес после третьего звонка и переходила с дружелюбного настроя на деловой, предпочитая выяснить причину, приведшую данную личность к ней, решить проблему и проводить, забыв о невежественном гостье. Глава гильдии оуред отличалась от своих коллег тем, что не стремилась заводить с ними более тесных и доверительных отношений, довольствуясь деловыми. Какой ей был смысл влезать в личное, если после она не будет общаться с тем человеком? Зачем усложнять их отношение чем-то лишним? Не зачем, ведь каждая из них несет ответственность за собственную расу, объединенные одной общей целью  — защитить асуров.

Чай выглядит прекрасно. Очень хорошо, если и на вкус такой же.

Хвите не спешила садиться на диван вслед Петронилы. Вначале она разлила им чай и предложила угощенья. Только после этого села, выполнив свои обязанности, как хозяйки и Главы гильдии. Оуред мельком взглянула на угощения и почувствовала небольшое недовольство, поскольку ничего не приготовила для Керрана, ворона Петронилы. Только сейчас ей пришла эта мысль, а затем и понимание того, что она и понятия не представляет чем же питаются вороны? Хвите почувствовала желание взять перо и записать себе напоминание провести небольшое исследование на эту тему, мало ли Глава Совета Гильдий надумает еще раз ее посетить. Не хорошо оставить гостя без угощения, ее бабушка давно бы упрекнула ее в этом грубом упущении. Хвите опустила глаза, мысли о реакции бабушки вызвали в ней грусть и печаль в сердце. Женщина взяла чашку и сделала глоток чая, желая занять руки, что бы ее жест не восприняли как-то иначе.

К счастью, двери твоего кабинета плотно закрыты и ни одно слово не выйдет за его пределы. Я буквально.

Третий звонок. Женщина поставила чашку на блюдце и откинулась на спинку дивана прямо смотря на Петронилу. На ее лице не было ни одной эмоции, но в глазах появился еле заметный стальной блеск, словно прямо сейчас Хвите стала относиться к гостье со всей серьезностью. Вот и конец дружеской беседе, не хватало иронии и насмешки в данной ситуации, словно ловя хафну на лжи, противоречившей своим же словами. Сейчас не хватало многих эмоций, что должна была бы испытывать Хвите. Прядь черных волос при движении скользнула вперед, ложась темной волной поверх платья. Женщина внимательно взглянула на Петронинилу, вглядываясь в ее глаза и наблюдая за эмоциями, а затем так же пристально на черного старого ворона. Что такое увидела Хвите останется при ней, как и многие другие наблюдения и мысли, что не казались ей настолько важными, что бы давать знать о них другим людям. Только после этого она обратилась к гостье.

Петронила, я не чуткий собеседник, а ты не подросток, требующий особого внимания, разве ты не знала к кому шла? Так зачем ты показываешь мне свои чувства? Оставь их при себе и не демонстрируй мне.

Сказала Хвите, уже больше не обращаясь к ней, как к важной особе, занимающий более высокий пост, а перешла на «ты». Возможно, такие слова было немного необычно слышать, особенно когда произносят безразличным и спокойным голосом, без ледяных или твердых ноток, что просто обязаны там присутствовать. Наверное, такое неожиданно слышать от нее, ведь Хвите одинаково вежливо относилась ко всем женским особям носивших почетное звание Глава гильдии. Как бы то ни было, она была не из тех, кто всегда готов подставить вторую щеку. Раз не хотели спокойного разговора, что же, ей не сложно исполнить это маленькое желание. Каким бы ни было терпение и спокойствие Хвите, ловить на себе презрительные взгляды от другой Главы она не собиралась. Проходя по улицам оуред и так ловила ядовитый коктейль взглядов, состав которого был очень ярким и ясным. Неприязнь, страх, презрение и множество других чувств, принадлежащих незнакомцем, ее не трогали и не волновали. Но Петронила Глава Совета Гильдий и терпеть от нее этого она не собиралась. Хвите не требовала к себе уважения или еще чего-нибудь, она уважала мнение каждой из Глав, но на этом все. Испытывает презрение? Так пусть это держит в себе, в конце концов ей не двадцать лет и она не ребенок. Где же ее выдержка и, так называемый, дипломатический подход? Как это не профессионально.

Ты решила прийти ко мне, я уделила тебе часть своего времени, тебе не кажется, что нужно хотя бы сдерживать себя? Мы взрослые люди и обе понимаем, что ты решила навестить меня не просто так, если ты хочешь говорить, говори. Я выслушаю и помогу, но если ты тут, что бы... — Хвите сделала небольшую паузу, но слова тут и не нужны были и так ясно, что она хотела сказать.  — Не трать, свое и мое, время.

Черные, словно бездна, глаза смотрели прямо в жидкий янтарь глаз Петронилы. Трудно было понять, что именно таилась в этой черноте и с каким чувством должны были произнесены ее слова. Хвите смотрела прямо и пристально на свою гостью. Пусть теперь в ее кабинете появилось ощущение грозы, которую можно было бы ощутить на языке, но Хвите не жалела о своих словах и отложенной в долгий ящик вежливости. Женщина ответила на презрение равнодушием и теперь только от Петронилы зависело будет ли молния или шторм пройдет мимо.

+3

7

[indent] Есть люди, которые очень хорошо разбираются в нюансах чужого поведения. Они понимают все буквально без слов, по наклону головы, по мимике, по глазам. Другие люди для них открытая книга. Без всяческих волшебных способностей они читают отношения. Есть люди, которые постоянно копаются в себе. Они разбирают себя на составляющее, постоянно задают вопросы себе и анализируют собственные эмоции и их выражение, чтобы уметь их контролировать. Говорят, что есть и те, кто способен и на то, и на другое. Это создания почти мифические. Они  чрезвычайно требовательны к себе, но при этом лояльны к окружающим. Видя свои слабости и слабости другим, они умеют подстёгивать себя и прощать других. Петронила относилась к последнему виду. Она не разбиралась в эмоциях людей и не разбиралась в своих. Раздражение последних дней дополнил визит к Хвите, которая умудрилась сделать хафну еще более злой. Женщина была возмущена до глубины души. Какие еще чувства? Как показывать? Более всего расстраивает именно указание на то, чего якобы и нет. Даже под пытками Петронила бы показала, что черноглазая оуред ей сугубо безразлична.
[indent] Очередная волна раздражения накрыла Керрана, на что он ответил глухой скукой. За многие лета эмоциональные перепады подруги перестали волновать его. Он прекрасно знал, что в этом состоянии она будет пребывать, пока не разрешит свои проблемы. Возможно, неделю-другую. Он подумывал о том, чтобы на время оставить её, пошататься где-то еще, но и не мог сделать этого. Хоть и большая, да бестолковая, но без него она точно пропадет. Ворон позволил доставить его до дивана, после чего с сомнением косился на стол, полный странных блестяшек. Они не часто бывали в этом доме. Керран еще помнил, что тут может быть опасно, как и в любом другом месте. Ворон осторожно спустился по руке Петронилы с её наплечника, на котором и приехал сюда. Цепкие когти ухватились на наручи. Пернатый хранитель осторожно покосился на свою подругу, памятуя, что на обеденный стол она его никогда не пускала, особенно в присутствии других. Запястье Нилы лежало на краю скатерти, рядом с какой-то блестящей емкостью. Керран переместился поближе и ухватился одной лапой за его край, заглядывая внутрь.
[indent] Губы Петронилы побелели от возмущения. Она подняла подбородок.
- Хвите, дорогая, мы знакомы вот уже лет двести. За это время взаимный пиетет поистрепался, я знаю, но это не дает тебе право отчитывать меня, как одну из своих кухонных девок. Ты разве не знала, кто к тебе шел? – Спокойно произнесла она.
Глава оуред не нравилась ей никогда. Как дикому зверю не нравится хищник, способный одним взмахом лапы переломить ему позвоночник. Иные правительницы тоже были сильнее Нилы, но их способности скрывались где-то еще и не были столь пугающими. Хвите могла убить, даже сама того не желая. Потому глава совета не переносила её присутствие. Ощущение скорее животное, иррациональное, которое постоянно приходится в себе давить, но не до конца, а затем выслушивать такие вот претензии. Среди других можно было ощутить хоть немного уверенности, но вот наедине… Петронила сама согласилась влезть в клетку с хищником, потому что не видела иного выхода. Но едва увидев главу оуред, ощутила себя загнанной в угол. На чужой территории. Получив от эрмано огромную долю вороньего характера, она не преминула подергать смерть за усы.
«Мешок помета, какого же я забыла тут? Информация, полученная от Первых могла бы быть полезной, если бы мы все могли подумать, как нам поступить, но кого я обманываю? Всем наложить на эту важность еще по одному такому же мешку. Каждый видит только себя, себя и себя. Проклятые гильдии. Проклятые долгожители. Отсталые слюнявые ребятишки, которое веками сидят в своих песочницах и дуются за похищенные давным-давно игрушки. Надеюсь, это действительно закончится и всех нас уничтожат, мы этого заслужили» - голову посещали совсем уж безрадостные мысли.
- Знаешь, а ведь действительно. Я могу решить все сама, - все более распаляясь, кивнула Петронила. – Извини, что отняла у тебя…
[indent] В это время Керран, пытаясь одной лапой подтянуть к себе чашку, держась при этом на наручи другой, таки справился с своей миссией. Звонко брякнув, чашка перевернулась и проследовала на колени Петронилы, обильно заливая её не тронутым содержимым. Коротко ойкнув, глава подскочила. Заливаясь краской, она отряхивала подол длинного платья с разрезами. Потревоженный ворон перескочил на книжную полку, самый верх и смотрел оттуда с любопытством и насмешкой.

+2

8

Шторм, а это был именно он, грянул не сразу. Он пришел постепенно, все указывало на него. Вначале ветер пригнал тучи, уже не играя, а взывая к самому небу, а затем небо потемнело, предупреждая других. И грянул гром, громко и четко, заставляя содрогаться все живое и внутренне трепетать перед силами природы. Это было последний сигнал, перед началом поистине лютой бури. Шторм, сильный и непредсказуемый, он обрушился незаметно и внезапно, даже с учетом, что именно его ждали. Слишком сложно предсказать его последствия и к чему он приведет в конечном итоге. Что же, теперь осталось стиснуть зубы и постараться выжить сохранив свои позиции и самого себя.

С Петронилой было сложно и это не касалось данной ситуации, хотя ее тоже отчасти затрагивало. Глава Совета Гильдий изначально держалась как можно дальше от нее и Хвите не обращала на это внимание. У каждого свое мнение, принципы и мысли, следовательно никто не должен любить всех и вся. Она сама не шла на контакт и не ждала обратного от других, но данный разговор имел двойное дно. Словно тщательно скрытая дверь, мимо которой Хвите раз за разом проходила мимо по той или иной причине не желая ее замечать. Раз за разом игнорируя проблему, которую давным-давно стоило решить. Сейчас же она наглядно наблюдала за последствиями этих действий. Глава гильдии оуред никогда не проявляла агрессии, ведя себя вежливо и проявляя гигантский запал терпения и спокойствия так, где любой другой начал кричать или бросаться оскорблениями на право и налево.  Она держала все переживания и чувства в себе не позволяя им управлять собой. Огромная сила требовала огромной ответственности. В первую очередь женщина была обязана обеспечивать безопасность окружающих ее людей, держа себя в руках и контролируя собственную силу, о опасности которой знали единицы. Ей хотелось выплеснуть свои эмоции подобно страшной бури, накапливавшихся в ней, хотелось временами кричать так, чтобы голос сел, хотелось не скрывать своих чувств и не бояться выплеска своих сил. У нее было много желаний, маленьких и больших, но они редко исполнялись, как и проявлялись ее эмоции. Никто не запрещает таить одну заветную мечту за семью замками, но реальность побуждает забыть о несбыточных грозах и принять жестокую правду. Именно так жила Хвите, выбрав меньшее из всех зол и зачастую не понимая чем заслужила резкость в свой адрес. Обычная вежливость располагала, показывала внимание хозяина к собеседнику, служила мостом для разговоров. Насмешка или ирония, но именно так воспринимали обыденную вещь от нее, словно ожидая подвоха и ища скрытые мотивы. Иногда, Хвите хотела сесть и обсудить с кем-то погоду за окном, голубое небо, показать прекрасный сад, делясь умиротворением, что он дарил ей. И все тщетно, все заканчивалось натянуто и лживо, либо так как сейчас с Петронилой. Мудрая женщина, имеющая власть и положение, а ведет себя, как...

Все внимание Хвете сосредоточилось на Петрониле, по этому женщина не замечала манипуляций ворона и его подозрительного блеска в глазах. Ее губы побелели, а подбородок  вскинут, словно ее только что оскорбили. Если вспомнить слова сказанные темноволосой женщиной, то можно было бы найти намек это. Хвите прямо упрекнула Главу Совета Гильдий в проявлении своих эмоций, а именно презрения и неприязни, попросив держать при себе. Так, что же больше всего пришлось не по душе Петрониле? Просьба или тот факт, что Хвите осмелилась произнести все это в не слишком уважительной форме, перейдя на личности. Разве не этого хотела гостья придя к ней? Ответ на ее вопросы пришел быстро, даже не нужно было читать свою коллегу, чтобы понять причину ее возмущения.

Хвите, дорогая, мы знакомы вот уже лет двести. За это время взаимный пиетет поистрепался, я знаю, но это не дает тебе право отчитывать меня, как одну из своих кухонных девок. Ты разве не знала, кто к тебе шел?

Хвите внутренне поморщилось, ей всегда претило, когда кто-то осмеливался назвать ее «дорогая» и «дорогуша».  Подобное обращение резало ей слух и заставляло внутренне содрогаться. Поистерся? Пожалуй, но странно, что Петронила решила напомнить ей об этом, той кто никогда не забывал о вежливости. И потом, прося о дружеской беседе, разве гостья не желала перейти на имена, а не светские обращения? Хвите чуть склонила голову, колыхнув темными волосами. Ее собеседница противоречила сама себе и какие слова принимать за истину? Дослушав небольшую тираду женщина усмехнулась, не внешне. Все это время ее лицо все так же было спокойно, зато внутри множество эмоций сменяли одну на другую. Петронила не позволяла ей забыть, кто сейчас сидит перед ней и какое место в обществе занимает, ни на минуту. У Хвите создалось ощущение, что хафну испытывает ее, без серьезной причины проявляя агрессию к ней.

Знаешь, а ведь действительно. Я могу решить все сама.

«Будь это так тебя тут не было. Я не верю твоим словам Петронила, ты бы не стала трать свое время и других по пустяку. Что же тебя тревожит? Мешает?» — задавала сама себе вопросы Хвиты, пытаясь понять гостью. — «В чем же твоя проблема?» Как бы Хвите не старалась найти ответы на свои вопросы, она не могла разгадать ни один. Своей фразой и выводами, к которым пришла Глава, Петронила невольно разогрела интерес Хвите к причине, что привела к в эту гильдию столь важного человека и упускать ее так просто оуред не собиралась. Не стоило приходить и разжигать ее интерес, играя с ней. Хвите не делала ни одного движения, не говорила ни слова, словно прекрасно зная, сам Хранитель не позволит Петрониле уйти ни с чем.

Извини, что отняла у тебя…

Договорить Петронила не успела, как все пришло в движение. Отчетливый звук скользящих когтей по чашке и черные глаза ищут причину этого, находя старого ворона, пытавшего опрокинуть чайную чашку с горячей жидкостью. Звон и изделие опрокидывается, словно в замедленной съемке, выплескивая золотистую жидкость на колени гостьи. Обе Главы вскакивают, но каждая по своей причине. Хвите пыталась предотвратить проделку старого ворона. Петронила же резко поднялась от неожиданности, своими действиями тревожа друга. С шумным хлопаньем Керран взлетел и уселся на книжную полку одного из двух шкафов стоявших по разные стороны от рабочего стола. Вот так и прервались извинения хафну и ее красивый и яркий уход из обители расы влияющей на само время. Пару минут Хвите просто стояла, выглядя чуточку рассеяно, не ожидая такого поворота событий, а затем подошла к противоположному шкафу, от того, где уселся Керран, и достала из самого низкого отделения небольшое полотенце. Она имела дела не с обычными людьми и предпочитала иметь под рукой разные вещи, которые пригодились бы. Вот и настало время для скромного полотенца.

–  Держи, – отдав кусок ткани Петрониле сказала Хвите. – Я попрошу принести платье и мы поговорим, не уходи никуда.

Попросила Хвите и вышла ненадолго из кабинета. Им обоим нужно было немного пространства, что бы обдумать ситуацию и немного успокоиться. Поймав служанку женщина сухо сказала, что именно ей требовалось сейчас. Выслушав госпожу служанка тут же помчалась исполнять приказ. Хвите не ждала долго, вскоре у нее на руках было легкое платье зеленого цвета без рукавов. Взяв вещь в руки Глава вернулась в свой кабинет. Открыв дверь, она положила платье на спинку дивана, а затем закрыла окно и задернула шторы. Скрыв от чужих глаз свой кабинет оуред так и осталась стоять к Петрониле спиной, давая безмолвный выбор переодеться или остаться в том, в чем пришла. Некоторое время Хвите молчала, раздумывая с чего начать. Что в первую очередь важно? К чему она хотела привести Петронилу? И как далеко зайти? Могла бы она попытаться поднять из напряженные отношения на новый уровень? Вероятности, куча вероятностей, а пора было действовать.

Петронила, Глава Совета Гильдий, Ваша Светлость, леди, я могу назвать тебя по разному, но все одно. Ты права, мы знакомы очень долго, целых долгих двести лет наши пути пересекаются. Ты так же знаешь, что я всегда окажу поддержку тебе, если она нужна и помогу, если это будет в моих силах.  — Хвите замолчала, а потом продолжила. — Ты так же можешь уйти, но не пожалеешь ли потом? Не взваливай на себя тяжелое бремя, которое можно разделить.

Хвите опустила глаза на собственные руки, чуточку радуясь, что Петронила не может видеть ее глаз. Она хорошо знала, как это решать все самой, лично взвалить проблему на себя, а потом, в случаи ошибки, осознавать свою беспомощность. Понимать, что ничего не исправить и наблюдать за пеплом, который подхватывает ветер и развевает по земле, неся в себе дух разрушений и ужасной ответственности за свое решение.

Легко разрушить что-то, но труднее всего сохранить.

Глава Гильдии оуред горько усмехнулась, и на мгновенье прикрыла глаза, проматывая первый опыт со своей силой. Тогда были цветочки, а сейчас ягодки. Хвите больше не собиралась бороться, если Петронила решит уйти, что ж, пусть так, но зато она попыталась. Это уже первый шаг. Пусть небольшой, незаметный, но Хвите его сделала.

+3

9

Своих родителей она могла бы назвать дворянами среднего достатка. У них был свой дом,  в котором жили и трудились несколько человек прислуги. Были свои собственные угодья с лесом, рекой и территорией под посевы. Рядом с поместьем расположились более скромные дома наемных рабочих, где они и сами могли жить и трудиться вместе со своими семьями. Когда стали взрослеть дети, семья смогла позволить себе приобрести такие же усадьбы и для них. Но роскошь у хафну предмет воздушный и почти мифологический. Всякая лишняя штучка на теле может вызвать неожиданную агрессию чьего-то питомца. Даже если это будет мышка, мало не покажется. Всякий лишний запах будет настораживать и отпугивать зверей, пусть даже домашних. Иная корова может не подпустить к себе, если от хозяйки будет пахнуть какими-то неуместными благовониями. Об различных украшениях одежды в виде бусинок, вышивок и прочих блестящих занятных штуках и говорить нечего. Всякий должен был учитывать дикий нрав своего хранителя, чтобы уберечься. В общественных местах приходилось думать и о других. Петронила могла позволить себе в гардеробе несколько браслетов, но только не серьги. Цепочки, колечки и мелкие побрякушки слишком уж радовали ворона и их лучше избегать. Керран имел свой собственный хозяйский вкус и тащил к себе самое лучшее. Петронила уже выяснила, что именно собирает ворон и научилась «делиться». Хвите этого не знала. Так вот почему хранитель согласился прийти, не смотря на свои портальные фобии! Мы сами не можем застыдить себя так, как могут застыдить те, за кого мы отвечаем. Ворон расхаживал по книжной полке, присматривая в комнате себе что-то еще интересное. Петронила ничуть не злилась на него. Уже привыкла воспринимать его поступки как часть природного катаклизма, с которым ничего не поделаешь.
- Вот поэтому оставаться в закрытой комнате, где полно мелких личных вещей неразумно! – Всплеснула руками она, стоя посреди кабинета с подолом платья в руках. – Если обнаружишь, что у тебя что-то пропало, скажи мне, попробую найти у себя! Это все мои проблемы, я виновата!
Трава при сборе не терпит железа и жары, а травяной чай ненавидит кипяток. Возможно, это и спасло ноги главы хафну. Места легкого ожога покраснели, но пузырями не пошли. Слегка неприятно, но терпимо. Удачное стечение обстоятельств. Занятая собой, Петронила не успела остановить Хвите.
- Погоди, платье? Ты серьезно? Твое платье? – Выпалила женщина вслед закрывающейся двери. – И снова слишком поздно.
Керран коротко крякнул со шкафа.
- Замолчи, старый пройдоха! – огрызнулась она.
Кусок материи не волновал её, как и свой вид в ней. За многие годы Петронила выработала свою собственную философию. Она прекрасно знала, что ничуть не лучше остальных глав. Более того, хотела донести до них, что все они равны. Да, ей приходилось принимать какие-то решения, направлять собрания, но более высоким званием и положением она не обладала. Стоять посреди комнаты с поднятым подолом было несколько неудобно. Да, Хвите заявила, что в ее кабинет при ней не ходят, но в этом-то и проблема. Петронила отыскала взглядом ворона и вскочила к нему на полку такой же черной вороной, только чуть меньше. Керран покосился на нее, наклонив голову и отодвинулся. В образе птицы обожжённые чаем ноги не так беспокоили, вполне можно было и пережить. Нила уверенно шагнула к хранителю, отчего тот насторожился, перескочил на другой шкаф. Когда зашла Хвите, она не обнаружила ни одного человека, зато две черные птицы шагали друг за другом по верхам. Заметив возвращение, Петронила свезлась со шкафа, увлекая за собой столб пыли.
- Прошу меня простить. За все, - со вздохом произнесла она. – Я сейчас приберусь.
Понимая, что особо большого выбора нет, Нила на одном дыхании стянула с себя свое платье свободного покроя вместе с наплечниками и нырнула в предложенное ей. Наряд показался ей узковат. Протискиваясь, глава услышала голос Хвите. Пришлось на время замереть, перестав сопеть и шуршать тканью, чтобы расслышать её.
- Знаешь, в чем дело, дорогая соседка? Если всё действительно так, как оно было, то вскоре мы сами увидим. Тогда придется многое перерешать, причем на ходу. Даже примерно подготовиться не выйдет. Печально, но неизбежно. Потому куда более серьезный вопрос: тебе это надо? Ты хочешь быть готовой? – Глухо произнесла Петронила, так и застряв в платье. По всей видимости, оно предназначалось кому-то, кто был уже в плечах и бедрах. – Прости, Хвите, не могла бы ты?..

+4

10

Если обнаружишь, что у тебя что-то пропало, скажи мне, попробую найти у себя! Это все мои проблемы, я виновата!

«Это все мои проблемы... Я виновата.. Как часто ты повторяешь эти два предложения? Как часто ты взваливаешь всю ответственность на себя? Почему не позволяешь нам тебе помочь?» — чуть наклонив голову, Хвите спрятала глаза за челкой, скрывая возможные отголоски эмоций. — «Почему ты лишаешь нас возможности сделать свой выбор и внести свою лепту? У нас же одна цель, которая объединяет всех нас. Так почему? Я могу задать тебе этот вопрос, но ты вряд ли ответишь, ведь так? В чем же твоя вина?».  Глава Гильдии оуред ничего не ответила Петрониле, лишь отстранено кивнула головой, давая понять, что услышала и приняла к сведенью ее слова. Волновалась ли женщина о возможной пропаже? Нет, все самое важное было надежно спрятано и закрыто на ключ, а остальное были побрякушки, поставленные в качестве декора. Журналы и книги старый ворон не смог бы унести с собой, а Глава Совета Гильдий не стала бы ему в этом помогать. Хотя, если представить, как Керран взваливает на себя толстый том, моно было бы немного повеселиться, но с чувством юмора у Хвите были трудности. не самая лучшая черта ее характера, если говорить на чистоту, то юмор напрочь в ней отсутствовал. Было не очень весело слушать пересказ истории и смотреть на непробиваемое выражение лица. Да и в ее месте не было места шуткам. Наблюдая за людьми Хвите поражалась тому, как часто они безмятежно улыбались скрывая собственную боль, скрывая ложь, скрывая самого себя. Со временем она сделала определенный вывод: счастливые люди — опасные люди. Сами того не желая они разрушают связь между кто им дорог, между друг другом, доводя до помешательства настолько, что конец всегда один — смерть. Хвите мимолетно скользнула взглядом по комнате, словно отгоняя ненужные размышления и собственные умозаключения.

Погоди, платье?...

Дверь закрылась, оставляя по другую сторону Петронилу, разделяя двух Глав Гильдий. Конфликт, именно такое имя носила та ситуация, что возникла между ними. Хвите не любила конфликты, ни в какой из его многочисленных форм. Он всегда приводил к печальным последствиям, из-за него оуред прилагала усилия делая визиты людей к ней идеальными, но все началось ее прием стал разбиваться на маленькие осколки, пусть шторм и затих. Надолго ли? Как знать, какая еще мелочь сподвигнет их обоих вновь показать клыки. Черные волосы скользнули к правому плечу, почти закрывая одну сторону лица. Выйдя из своего кабинета Хвите уже привычно выпрямилась, расправила плечи и приподняла голову, хозяйским взглядом смотря перед собой. С лестницы послышались шаги. Отточенные действия, спокойный голос, четкий приказ, все обыденно и с каждым днем походит на традиционное поручение. Домашние уже давно привыкли к ней и ее манере поведения, хоть некоторые из них до сих пор вздрагивали стоило поймать на себе черные глаза госпожи, что подобно бездне затягивали их и ужасали. Пока Хвите ждала прислугу, то смотрела на первый этаж, благо он был прекрасно виден,  и наблюдала за теми кто приходил. Порталы, она почти заполнили этот мир и нужно будет найти дополнительный источник дохода для гильдии. Страховка никому не помешает.

«Каков масштаб проблемы, Петронила? Предполагаю, что большой, иначе ты вряд ли меня навестила. Будь проблема маленькой и незначительной, то послала бы письмо с указанием и делом, оставив решение на меня» — думала Хвите — «Исходя из всего этого, должна ли я сделать вывод, что множество людей погибнут? Или же, назревает какой-то заговор? И все равно, смертей не избежать. А может, есть и третий вариант? Опасность со стороны люденов? Или нет? Как же сложно, когда нет никаких подсказок. Надо будет попросить собрать информацию о ситуации в мире. Кого же занять?». Шаги прервали размышление Главы, впрочем, как и передышку.

Зайдя обратно Хвите остановилась сразу же, как только закрыла за собой дверь. На ее лице не было удивления или беспокойства пропажи Петронилы. Женщина обвела глазами кабинет, обследуя его, вдруг тут есть подсказка, где искать дорогую гостью? Тут ее внимание привлекли две вороны ,одной из которых тут точно не должно быть. Одну из них Глава прекрасно знала, это был Керран, а вторая должно быть Петронила? А умеет ли Глава Совета Гильдий превращаться в ворон? Женщина слышала о ее необычайных успехах в перевоплощении многих животных, но весь список обличий не знала. Хвите некоторое время изучала эту парочку, подмечая определенное спокойствие старого ворона. Будь это обычная ворона стал бы пернатый друг гостьи оставаться таким покорным? К счастью или нет, но эту загадку оуред решать не пришлось ,поскольку заметив ее Петронила вновь вернула свой прежний, человеческий, облик. Небольшое облако пыли было меньшим из всего того, что уже случилось, поэтому Хвите даже не стала говорить что-то.

— Прошу меня простить. За все.

Не стоит, это я должна извиняться за подобный прием. — Хвите посмотрела Петрониле прямо в глаза, сделав такую паузу, что создавалось впечатление, словно от этих слов зависит чья-то жизнь. — Я огорчена, что все так обернулось. В следующий раз, если придешь, я приготовлюсь более тщательно.

Отвернувшись, Хвите слушала звук шуршащей ткани ,говоривший о том, что гостья не стала отвергать заботу хозяйки гильдии. Мало кто мог представить, но Хвите была очень требовательна к себе и ко всем приемам, что устраивались в ее доме. Будь то небольшой праздник для тех, кто работал на нее, или обычный визит, не имело значения. На столе всегда стоял чай или охлажденный напиток, во всем этом можно было подметить то внимание, которое оуред уделяла каждому, особенно своим знакомым и тем редким лицам, что числились в ее списке друзей. Стремиться к совершенству в чем-то, плохо? Нет, скорее нужно знать меру и не перебарщивать с этим. Было приятно наблюдать за теми, кто действительно оценивал приготовления, сделанные к его приходу. Небольшое дело дать указания, маленькая радость, но ее было достаточно, что бы скрасить будни. Сегодня же она допустила несколько ошибок, которых должны были разозлить гостя, но судя по общей атмосфере они наоборот помогли гневу и негативу улечься, стихнуть и забраться обратно в свою пещеру. С ее выражением лица трудно было понять, что именно могло ее беспокоить, но тем не менее могло. Хвите порой прямо называла то чувство, которое испытывало, но мало кто верил. Тем не менее, стоило в будущем попросить Петронилу вновь ее навестить, дабы заменить воспоминание об этом визите другими.

Знаешь, в чем дело, дорогая соседка? Если всё действительно так, как оно было, то вскоре мы сами увидим. Тогда придется многое перерешать, причем на ходу. Даже примерно подготовиться не выйдет. Печально, но неизбежно. Потому куда более серьезный вопрос: тебе это надо? Ты хочешь быть готовой?

Слушая коллегу Хвите скрестила руки на груди и теперь безразлично уставилась прямо перед собой, обдумывая все сказанное. Получается все намного хуже ,чем она думала и смерть людей будет самым лучшим исходом из всех возможных прогнозов. Острые углы с людоенами уже не проблема, а так, маленькая неприятность и раз они даже не смогут подготовиться, то значит угроза мирового масштаба? Перед ее глазами предстала картина разрушенного города.  Разрушение, везде царит смерть и хаус, а пепел служит последним напоминанием о былых временах, словно зовя застрять в прошлом и никогда не видеть будущего. Неизбежно, именно это страшное и ужасное слово слетело с губ Петронилы, словно приговор для всех живущих. Слыша это слово в Хвите поднималось противоречивое чувство, которое просто стремилось разбить вдребезги этот приговор и вычеркнуть данное определение рока из словаря. В черных глазах появился живой и решительный огонек, стоило до ушей дойти последние два вопроса. Пусть Петронила этого и не видела, но Хвите не собиралась отступать назад не попытавшись. Надо ли ей? Тогда к чему ей дарована эта разрушительная сила? Разве не для этих случаев? Неизбежно? Стоит попридержать это слово для того момента, когда это будет действительно так и не минутой раньше.

Прости, Хвите, не могла бы ты?..

Услышав голос гостьи, Хвите повернулась и увидела проблему. Этой проблемой было платье, оно слишком узкое и не хотело садиться. Глава оруэд, смотря на платье, думала, что же делать? Более большого размера у нее не было, а оставлять гостью голой или замотанной в покрывало или что-то подобное, она не могла себе позволить. Отвернувшись от Петронилы Хвите подошла к столу и достала небольшой ножик для писем. Черные глаза впились в бедную ткань, осматривая предстоящий фронт работы. Женщина пошла к гостье, остановившись в шаге от нее, она еще раз осмотрела платье и приступила к решению проблемы. Было ли ей жалко ткань? Нет, этот кусок полотна создавал проблему, а значит его учесть незавидная. Хвите держала руки так, что бы Петронила видела все ее движения, прежде чем резать ткань женщина убеждалась в неподвижности своего живого манекена. Работа не заняла много времени и вскоре все было готово. Положив нож на столик, Хвите дернула подол вниз. Что тут сказать, теперь у бедер были разрезы, впрочем как и по бокам рук. Удовлетворенно кивнув Глава взяла нож и пошла его убирать, спокойным движением задвигая ящик. После взяла испачканное платье и вызвав служанку приказала:

Пятно отчистить и сразу принести.

Закрыв дверь она села напротив Петронилы. Теперь, пока мелкие вопросы были решены, можно было перейти непосредственно к ответу на вопросы гостьи.

— Надо ли это мне? — медленно, словно сомневаясь протянула Хвите, а затем чуть приподняла подбородок смотря на Петронилу со стальным блеском в глазах. — Я не собираюсь сдаваться без боя и предпочитаю знать врага в лицо. Хранитель даровал при рождении мне ужасающую мощь, разве не для борьбы? Если есть хоть маленький шанс для предотвращения неизбежного, я должна хотя бы попытаться. Поэтому не спрашивай меня готова ли я.

Хвите откинулась на спинку дивана ,готовясь в долгой беседе. У них появился враг, так какое обличье он примет на этот раз? Будет ли он столь ужасающим, как по словам Петронилы, и откуда дует ветер? Кого нужно остановить и кого спасти? Они Главы Гильдий и это их работа, быть опорой для своей расы и всех асуров. Если не мы, то кто?

И каково же, лицо опасности?

+3

11

Посетитель должен быть смешон, иначе какое мне от него удовольствие?
Даже не испытывая к одежде и материальным благам должного почтения, Петронила понимала, насколько забавно сейчас выглядит. С краев ткани падали мелкие ниточки, покрывая пол змеящимися в сквозняке белыми червячками. Только и этого всего было Хвите недостаточно. Петронила обреченно смотрела на главу оуред, а в голове все металась мысль «я больше никогда сюда не приду». Хотелось остановить все эти бессмысленные хлопоты, обратить внимание на то, что действительно важно. Это не комнатка, не чаек за кукольным милым столиком, не новое платье взамен старого, но открывать рот по этому поводу женщина решительно не хотела. Что она могла получить в ответ? Искреннее изумление и разочарование «какая неблагодарность, я же стараюсь». Нет, все же глава хафну никогда больше не появится на личном приеме в доме оуред. Нет.
Чтобы немного отвлечься от невеселых мыслей, Петронила перевела взгляд на книжные полки. Керран инспектировал, расхаживая по ним с видом короля в черных одеяниях. Ворон хотел сделать что-то еще. Ощущение этого недосказанностью повисло между хранителем и его подругой. Ему хотелось выкинуть кое-что, но только внутренний протест и недовольство Петронилы останавливали его. Пока что. Надеясь переключить внимание ворона, женщина выставила вперед руку, предлагая ему спуститься. Керран демонстративно отвернулся, не желая замечать жеста. Глава была настойчива. Хранитель соизволил принять предложение и нехотя, картинно, соскользнул с полок и зацепился когтями за кожаные наручи. Петронила взяла со стола что-то, приготовленное к чаю и показала ворону. Керран не впечатлился. Пришлось попробовать самой. Это оказался персик в меде. Нежная мякоть растворилась во рту, стоило только положить ломтик на язык. Впереди предстоял горьковатый разговор.
- Прости, Хвите, ты когда-нибудь думала о том, почему ты стала главой? Наверняка ведь были и другие кандидатки. Более молодые, более спокойные, более умные. Те, которые тоже были достойны и те, которые появляются в пределах твой видимости каждый день. Но почему ты? Для чего? Ты обладаешь уникальными способностями, впечатляющей боевой мощью, но применяла ли ты хоть раз свои ужасающие способности во благо гильдии? Именно из-за них ты стала во главе? – Петронила задумчиво взяла еще кусочек персика.
Она то точно знала, что именно способности могли бы помешать ей стать главой. Долгие лета женщина почти не прибегала к своей магии, что позволило ей быть самой старшей в совете. Другие такой роскоши лишены. Аскейр для совета всегда будет расходным материалом. Кусочком мела, который всегда будут использовать, пока он не истончится и не исчезнет. У других же есть выбор. От них требуется быть чем-то большим, чем бездумный инструмент. Ацтлан и оуред в нынешнем своем воплощении являлись боевой мощью гильдий, к которой никто не прибегал. А если придет время, Петронила без раздумий бросит их вперед, зная, что за каждый удар они будут платить годами своей жизни.
-Если ты действительно готова и все, что ты говоришь, правда – найди мне того, кто готов ценою своей жизни изменить события. И это будешь не ты, потому что на это ты не способна. Найди молодую девушку с хорошими способностями стража. Вели ей умереть, есть потребуется. Такой ценой мы сможем отсрочить неизбежное. Я вновь не говорю о том, чтобы отменить все. Только отложить. Твоя боевая мощь сейчас совершенно бесполезна нам, только твои ресурсы. – Глава гильдий все еще не решалась смотреть оуред, не зная какой эффект на нее произвела эта глупая речь. Нет, Хвите не нужно это. Она не должна никого искать и отправлять на смерть, это её обязанность, Петронилы, и она готова к этому. – Мы вскоре почти потеряем город гильдий. Если у тебя есть там кто-то о ком ты беспокоишься, отошли его оттуда. Но…
Глава задумалась.
- Знай, что за границами города не будет безопаснее. По иным причинам. Мы в ловушке. Спасать другой мир не нахожу нужным. Пока это не коснется нас.
Петронила рассматривала пейзаж, видимый в кусочек окна с ее места.

+2

12

Прости, Хвите, ты когда-нибудь думала о том, почему ты стала главой?

Почему? Зачем? Как? Вопросы прошлого. Думала ли она над этим? Прошло столько лет с тех пор, что в данный момент Хвите прибывала в замешательстве. Обычно в такие моменты, когда мысли уносили ее в далекое прошлое женщина рассеянно гладила широкую голову питомца, но сейчас его не было. От старых привычек трудно избавиться и именно они являлись нашими маленькими предателя, выдающими наши привязанности и эмоции. Оуред протянула руку к ближайшей подушке и потребила ее край. Черные глаза плавно посмотрели в сторону на шторы, а прядь черных волос вновь скользнула поверх платья. Воспоминания были смутными, не смотря на ее хорошую память, время брало свое затирая те моменты, когда переживания и чувства еще прорывались наружу. Ответ на заданный вопрос нашелся довольно быстро, в этом потоке прошлых лет. Нет, она не задумывалась над такими вопросами и не проводила долгие ночи в думах, достойна ли она того места, которое заняла. Тогда она была поглощена книгами и пыталась узнать как можно больше о мире, в котором теперь жила. На ней была целая гильдия, ответственность за множество людей и целую расу оуред, а еще знакомство с теми, с кем отныне она ровна и будет работать. Тогда у нее не было и секунды на подобные думы и бесполезное времяпрепровождения, словно за ее спиной не было ни единой души. Сидеть в тишине и забивать свою голову этими бесполезными мыслями, словно не было ничего важнее. Безусловно, Хвите имела выбор: отказаться от поста Главы, уйти из гильдии или же продолжать свою жизнь до того момента, когда бывшая Глава сделала выбор и ушла с поста. Только вот, зачем? Ее устраивал подобный расклад и говоря на чистоту она хотела помочь собственной расе, хотела приобрести цель, ради которой могла бы жить. Глупо так думать, ведь многие начинали свою жизнь именно так, с нуля.

Ты обладаешь уникальными способностями, впечатляющей боевой мощью, но применяла ли ты хоть раз свои ужасающие способности во благо гильдии?

Боевая мощь. Так теперь называют то чудовище, что скрыто в ней? «Забавно, я веками спрашивала у Хранителя зачем он дал мне такую силу, а тут моментально нашли ответ. Боевая мощь, хотя чего удивляться, так оно и есть. Я могу разрушить город и убить множество людей и даже глазом не моргнув». — Хвите перестала мучить конец подушки, но взгляд так и не отвела, не слишком заботясь о действиях Петронилы, внимательно ее слушая, но не говоря ни слова в ответ. — «Только проблема не в моей силе и ее значении для окружающих». Женщина ждала, ждала того момента, когда Глава Совета Гильдий перейдет к главной цели своего визита и ответит на ее главный вопрос. Как бороться и какие меры будут приняты, подобные вопросы тоже волновали ее, но задавать их, не обдумав ответ на первый было бы спешно. Отвернувшись от окна, женщина вновь посмотрела на Петронилу, чуть облокотившись на подлокотник дивана.

Способности, у каждого из Глав Гильдий были выдающиеся способности, что делали их сильнейшими представителями своей расы. Каждый из членов имел свой собственный, особый козырь в рукаве, который был неизвестен другим. И если все рассматривать под иным углом то они являлись орудиями в руках Главы Совета Гильдий. Ряд бесценных инструментов, которыми она незамедлительно бы воспользовалась будь на то необходимость. В руках этой женщины, что сидела на против, действительно большая власть. В каком-то смысле хафну было довольна опасна, долго думать над проблемой не станет, сразу устранит ее. Единственное, что настораживало Хвите сейчас, это бездействие. Раз она знает об опасности, почему не примет определенные меры? Почему не отдаст приказы и не воспользуется своими «инструментами»? Это было как минимум странно, а как максимум безрассудно, хотя она много не знала об этой опасности и ее выводы были немного поспешны.

Если ты действительно готова и все, что ты говоришь, правда – найди мне того, кто готов ценою своей жизни изменить события. И это будешь не ты, потому что на это ты не способна.

Оуред заметила, что говоря все эти ужасающие слова гостья старалась не смотреть на нее, словно опасаясь ее реакции. Жертва, а именно о ней в данный момент говорила Петронила, которую нужно было принести, дабы отстрочить злой рок. Как легко ее гостья говорила об этом, так, словно выбирала какой чай ей выпить на утро. Считала ли Хвите подобное лицемерием? Нет, она и сама не почувствовала в себе отклика, когда услышала все. Оурежд знала, что если вынудят обстоятельства она найдет жертву и только одно могло заставить ее передумать. Дети, их она бы никогда не тронула. Еще свежа в памяти та картина, когда на ее руках умер собственный ребенок. Ее маленький лучик солнца, светивший только для нее. Оно ушло и больше не показывает свою улыбку и яркие лучики. Слишком жестоко было обрекать ребенка на смерть, даже с учетом спасения других, пусть даже на время.

Мы вскоре почти потеряем город гильдий. Если у тебя есть там кто-то о ком ты беспокоишься, отошли его оттуда. Но…

Ты хочешь принести жертву, но что ты намерена делать сейчас? — поинтересовалась Хвите бесстрастным голосом.  — Ты просто намерена убить эту девушку?

Женщина спрашивала не просто так и не для того, чтобы подколоть гостью. Ей нужно было знать, что именно собирается делать хафну и был ли у нее запасной вариант. Было бы глупо надеяться на подобную жертву и не делать ничего более. Тем более без обряда никто не приносит жертву, а там где нужен обряд, нужны и соответствующие предметы. Просто так это не делается, да и может обострить их отношения с людоенами. Почему бы не принять другие меры?

Не пойми меня превратно, я не указываю тебе как поступить, а лишь советую, как считаю лучше. — сказала Хвите после некоторого молчания. — Почему бы не привлечь всех Глав? Каждая из рас чем-то хороша в определенной сфере, так используйте это, что бы контролировать город. Если привлечь все силы гильдий мы можем удержать город. — затем женщина подняла взгляд, встречаясь с глазами Петронилы — Ты так и не сказала мне, кто является угрозой.

+3

13

В который уже раз Петронила подумала, что было большой ошибкой приходить сюда. Глупостью неоправданной. Хвите не могла увидеть всей картины, потому что собеседница не собиралась раскрывать ей её. Не видела нужды. Решения подобные этому Нила принимала по сотне на дню, давным-давно позабыла об откровенности и больших жизненных сложностей в связи с этим не испытывала. Даже если кто-то что-то узнает, поймет и разберется, то главе на самом деле не очень важно его личное мнение по вопросу. Давай, возьми, собери всех их. Конечно. Обсудить с ними сны и видения. Каждая обычная встреча глав проходит через все стадии отрицания и боли, прежде чем из женщин удается выдавить хоть каплю внимания к проблеме. Как заставить их воспринимать все серьезно? Петронила не была даже уверена в том, что сама она воспринимает происшествие всерьез. В самом деле, ну, может, перебрали перед сном или еще чего? Но мысль о том, насколько все было реально и близко, просто убивала день за днем. Медленно, но верно сводила с ума. Одна вероятность хуже другой.
- Ты опережаешь события. Убить девушку? Жертва? Это явно не то, о чем я говорю. – Покачала головой Нила, откидываясь на спинку. – Давай так. У меня есть основания полагать, что в разных концах этого мира происходят явления, которые чуть позже приведут к катастрофе. Или нет. Я не Хранитель, откуда мне знать. Если совать нос абсолютно во все, то у нас просто не хватит носов. Потому я избираю наиболее важные и близкие нам варианты. Первое – проблема с болезнью люденов. Не знаю что их поражает, кто выпустил эту жуткую болячку, как дальше будет развиваться болезнь и какие новые виды её появятся, но нас это касается. Вскоре кто-то или что-то найдет, как лечить эту ерунду, и слава Хранителям. Но это не значит, что мы не должны использовать наши ресурсы для того, чтобы помогать соседям. Они сильнее нас и их больше, в самом деле. Проблема прямо растущая из первой: безопасность наших людей. Пока людены будут страдать, нашим народам не видать покоя. Их будут мучить, выгонять, издеваться. Из-за этого все больше и больше асуров прибудут в город гильдий. И хорошо бы, если бы не… Начало неплодородного сезона. Нам просто не хватит пищи на всех. В конечном итоге придется закрывать город для тех, кто уже не успел и избавляться от тех, кто не так важен и не может оплатить свое пребывание внутри защищенных стен. Первыми стражи станут изгонять нищих и рабов. Найдутся идиоты, которые сочтут, что это неуместно! Таких больных тоже нужно выкинуть без лишнего шума. Силовые операции внутри города не такая проблема, до тех пор, пока символ власти гильдий остается недосягаем. Все это спровоцирует беспорядки, к которым можно быть готовым. Но если подготовка к самим беспорядкам уже идет  прямо у нас под носом? Если эпидемия была всего лишь началом? Если нас специально подводят к этому, не оставляя иных выходов? Я буду стараться удержать город всеми силами. Он должен быть нашей последней крепостью всегда. Но я даже не знаю, когда будет бить колокол. Если бы все это планировала я, то нашла бы способ удалить из Тиело всех глав, перекрыть порталы, а после уже захватывать залы совета. Похоже на военный переворот. Даже если он не сработает, очень много людей погибнет. И это тоже не плохо. Меньше народу кормить. Все еще весна, продовольствия не хватает.
Хвите, держи свой портальный ключ при себе. Возможно, придется уже сейчас ограничить вход в город. А еще нам нужно знать, что происходило в городе на самом деле. Для этого и нужны Стражи. Твои подопечные. Им придется очень много работать, искать ответы, проверить очень много информации. Я знаю, как использование способностей сказывается на вас. Это болезненно. Потому и говорю, что это может ничего не дать, но значительно укоротить чьи-то жизни. В текущей реальности мы почти ничего не можем. Ужесточение входа в город ужесточит жителей. Объявлю новые квоты и налоги, кое-кого это сдержит. Но восстание может быть уже начато.

Петронила была спокойна и сдержана. Она сложила руки на животе и прямо посмотрела в глаза Хвите.

+2

14

- Ты опережаешь события. Убить девушку? Жертва? Это явно не то, о чем я говорю.

Хвиты лишь мельком взглянула на собеседницу, словно сомневалась в ее первых сказанных словах. Петронила, по ее же словам, не желала или не имела ввиду жертву, но разве речь шла не о ней? Если взять словарь и пролистав его немного пожелтевшие страницы, то можно быстро найти нужное определение. Глаза пробегутся по тексту и увидят значение и смысл, помещенный в него. Жертвой в древней религии называли приносимые Хранителями и любому другому божеству иной религии, живое существо, молясь и надеясь на исполнение своего желания. Так разве не это имела ввиду хафну, чисто теоретически прося найдя чистую девушку и приказав умереть за нее? Или же отмена слова «приказ» меняло смысл? Какое непостоянство, какой же смысл в том, что бы найти эту «счастливицу» и попросить отдать жизнь? Ради чего? Если это не жертва, то какая роль будет отведена девушки и сможет ли она ее выполнить? Оуред не любила оставлять что-то важное на тех, кому не могла доверять создавалось впечатление, словно они просят неудачника выполнить просьбу, равносильную спасению мира, и оставалось надеяться на чуда. Это тоже самое, что вложить собственную жизнь в неумелые руки и надеяться на светлое будущее. Ненадежно, глупо и с большой вероятностью обречено на провал.

...Давай так. У меня есть основания полагать, что в разных концах этого мира происходят явления, которые чуть позже приведут к катастрофе...   

Женщина, бросившая мимолетный взгляд, вновь вернула его на гостью. А вот эти слова были уже интереснее, события, которые по сути потихоньку проявлялись и как думала сама оуред не случайно. Новый вирус, неизвестная болезнь, с помощью которой асуры могут избавиться от людоенов, но не делают этого. Разве не это самое лучшее доказательство их самых лучших и мирных побуждений наладить прочный мир между представителями двух народов? Говоря о проблеме, можно провести аналогию, сравнив данную ситуацию с больным деревом. Не лучше ли отрезать больные корни, тем самым дав шанс на жизнь? Разве может судьба преподнести им лучшее время? Скорее всего нет, но и сама темноволосая госпожа не спешила озвучивать ни сами мысли о нападении, ни тем более намекать на него. Как и сказала Глава Совета, в случаи этих масштабных событий, которые могут привести к катастрофе асуры могут сильно пострадать и только ускорить их. И тем не менее это все не звучит, как неминуемый злой рок, нависший над ними. Если есть явления, значит должна быть и причина их появления, найдя первое можно обнаружить второе и следовательно поставить точку третьем, уничтожив причину бедствий. Главное привлечь специалистов этой области, не будет подпитки, не будет катастрофы. И все сложность была, ведь это только на словах просто, в этой самой причине, которую никто так и не обнаружил. Хвите протянула руку к маленькой грозди винограда и взяла ягодку, задумчивым движением покрутив ее в пальцах и в конечном итоге съев, продолжив смотреть на Петронилу, слушая ее.

...Первое – проблема с болезнью люденов. Не знаю что их поражает, кто выпустил эту жуткую болячку, как дальше будет развиваться болезнь и какие новые виды её появятся, но нас это касается...

Болезнь. Да, в данный момент она слышала об этом, но тратить собственные ресурсы на соседей не очень-то хотелось, особенно когда точно знаешь, что вместо благодарности получишь высокомерные и враждебные взгляды. Редко, когда среди истинных детей этого мира, находились те, кто относился к асуром лояльно. Что же касалось самой болезни, то, даже с ее знаниями, а они было весьма ограничены в медицине, можно было сообразить где нужно искать причину этой заразы и первые места, откуда людоены могли заразиться. В основным это могла быть вода, животные или же люди, пришедшие и уже, на тот момент, имевшие заразу в своем теле. Помимо этого стоило осмотреть непосредственно самое первое место, откуда и пришла болезнь в первый раз. Хвите предполагала, что истинное место, где вспыхнула болезнь, их соседи скрывали это даже могло произойти в самом Ордере... Не стоит упускать из виду мужское эго, говорившее более сильному полу, что они со всем справятся, до того момента, когда все приобретало самые худшие обороты. Глава готова была признать и довольно опасных, поистине достойных и хищных представителей мужской половины, но никто не отменял и холодной войны, когда одна сторона не хочет раскрывать все карты другой. Да и потом, разве это не проявление слабости когда одно государство просит другое о помощи?

...Проблема прямо растущая из первой: безопасность наших людей. Пока людены будут страдать, нашим народам не видать покоя...

Ну это их насущная проблема, а не новая. В данном случаи менялся лишь приоритет со спокойного на экстренный. Вполне нормально ожидать со стороны болезни возмущения, ведь асурам эта болезнь не представляет никакой угрозы. Трудно сохранять нейтралитет, когда свои страдают и умирают, а те кто пришел в их мир, наоборот процветают и не могут подцепить заразу. Это как дразнить опасного зверя, не евшего уже какую неделю, сочным и нежным куском мяса, таявшего во рту, хоть хищники и не могут этого оценить, наверное. Только вот был ли смысл в дальнейшем относиться к людоенам, как к детям и учитывать их «настроение»? Да, они ограничены в выборе действий из-за собственного населения, но может стоит усилить оборону посредством тренировок подрастающего поколения? По Лааниму бродят множество молодых сирот, ищущих свое место в жизни, так почему бы не создать академию, где будут их обучать и заодно присматривать за их силой, оценивать потенциал и прививать определенную идеологию и мировоззрение? Хвите не сомневалась, что у Петронилы был знакомый, который мог бы этим заняться и преуспеть. Только вот это не совсем то, что ищет ее гостья, но тем не менее может сыграть и свою роль в будущем.

...Хвите, держи свой портальный ключ при себе. Возможно, придется уже сейчас ограничить вход в город. А еще нам нужно знать, что происходило в городе на самом деле. Для этого и нужны Стражи. Твои подопечные....

Женщина неопределенно, словно отвечая собственным мыслям, повела плечо, и встретилась со взглядом Петронилы. Стоило признать ее слова, обрисовывающие ситуацию, немного встревожило саму Хвиту, которая строила в голове свои следующие шаги и перечень неотложных дел, которые стоило бы сделать. Разложив по полочкам ситуацию в голове, она уже видела просветы, за которые можно было ухватиться и использовать для благополучия асуров. Малочисленность до сих пор оставалась открытой проблемой, но теперь был вариант заменить малое количество людей силой и умом, ведь обученный воин стоил более десятка простых крестьян. Дав закончить гостье свою речь, хозяйка гильдии решила поделиться своими мыслями:

Что касается болезни, то думаю мы просто не в том месте ищем. Я считаю стоит узнать, где впервые появились зараженные и у подозреваю, что вовсе не там, где нам сказали людоены. Уверена, источник заряжения где-то там или поблизости. Сама подумай, никто бы не стал раскрывать свои слабости перед врагом. Не распространись заражение с такой силой мы бы даже и не узнали. — сказала Хвите кидая в рот еще одну виноградинку, она бы и сама поехала на чужую территорию, но говорить об этом не стала. — На счет безопасности у меня есть пара мыслей, но в данный момент они тебе ничем не помогут. Могу лишь предложить подключить айскейров и расположить небольшие отряды в наши основные города. Кто может лучше уловить восстание, чем они? Их способности к гаданиям и чтениям мыслей могут сыграть свою роль и выиграть для нас время. Это не усилит оборону, но даст нам возможность подготовиться. — женщина не стала развивать и дальше свои предложения, дав пищу для размышления и возможность ее реализовать своей прямой начальнице. — Пропитание, тут особо нечего добавить ведь для действий в этой сфере нужно много земли, но почему бы не поговорить об этом непосредственно с Иларией? Думаю, стоит использовать свободную землю в Терраке. Не знаю, возможно ли, но что, если направить усилия твердсу именно в эту сторону? Быть может их способности помогут сделать землю более плодородной, а сам урожай богатым. Так же, можно использовать острова, о которых почти никто не знает. Маленькая и не привлекающая внимания земля может служить нашим резервом. — она не стала продолжать и говорить о постройке порталов на них, ведь это будет само собой разумеющее. Петронила была мудрой женщиной, несмотря на внезапные перемены в настроении. — Я ограничу доступ к порталам. — заверила гостью Хвите, не уточняя как и какую причину предоставит высокопоставленным лицам со стороны их соседям. А ведь время идет своим чередом и система порталов может обновляться, будет плохо, если людоены случайно пострадают или кто-то другой. — Да, наши способности имеют свои последствия и тем не менее, как Глава Гильдии оуред, я даю тебе слово, что сделаю все возможное, что бы помочь. Я постараюсь побыстрее проверить Террак и остальные города на восстания, а если такие и найду... — Хвите не стала ничего добавлять, ведь конец и так был понятен. Восставших урежут и перепадут урок, огласив наказание соответственно букве закона, а может и чуточку жестче.

Женщина ответила Петрониле таким же прямым взглядом.

+3

15

Вот и причина, по которой она не любила с кем-то разговаривать о делах с глазу на глаз. Хождение по кругу. Советы. И, что еще более противно, собственное мнение о котором, казалось бы, и не спрашивали. Нила сосредоточено уставилась на свои пальцы. Тонкие колечки, змейки цепочек. Всяко приятнее, чем созерцать что-либо еще. В такие моменты она задавалась вопросом: а как видит этот мир Тамлин? С ее способностью навязать всем и каждому свое мнение, она, должно быть, с ума сходит от скуки. Но сейчас Петронила бы хотела такие способности. Заставить Хвите замолчать и просто показать ей то, о чем размышляет глава совета без лишнего трепа. Мысли из одной головы в другую. А после уже несогласие, обсуждение, разговор.
- Судя по всему, у тебя есть хороший план! – Слабо улыбнувшись, Нила хлопнула в ладоши, отчего прикорнувший было Керран встрепенулся на шкафу и зыркнул в её сторону черным глазом. – Не выходи за рамки своих обязанностей. Порталы? Отлично. Проследи за тем, кто приходит, а кто уходит. К концу месяца я хотела бы получить подробный отчет об активности асуров. Обрати внимание и на внутреннюю торговлю города. Посмотри, какие грузы прибывают в город и по каким складам распределяются. Если что-то  готовится, то должны быть задействованы крупные торговые площади. Полагаю, экспорт тоже тебя интересует, не так ли? И теперь, когда все знают, что им надлежит делать, можно закончить наше небольшое чаепитие. Я очень надеюсь на то, что напоминать тебе о том, что обсуждать с кем бы то ни было наши дела не стоит.
Петронила поднялась, стянула через голову одолженное платье.
- Извини за беспокойство. Позже пришлю деньги за это. – Расправив почти черные в полутьме волосы по плечам, сказала она, уперев руки в бока.
Оставив несчастное платье на стуле, Петронила сделала шаг к раскрытому окну и выпорхнула из него вороной. Керран тут же последовал за ней, на прощанье ликующе каркнув.

+2

16

— Судя по всему, у тебя есть хороший план!

Хвите не стала совершать никаких движений, не видя отклика в самой Петрониле. Не сказать, что ее размышления были хороши, но одно стоило использовать, а именно — острова. Пусть это и звучит, в некоторой степени, бредово, ведь море контролируют пираты, но, если все окажется намного хуже небольшой клочок земли может стать их надеждой. Было слишком большой роскошью отмахиваться от этой мысли, особенно когда в твоей голове начали появляться новые идеи, которых стоило реализовать, а пока нужно было проверить города. Бунт ждать ее не будет, а нагрянет волной, сметающей все на своем пути и только страх перед чужой силой может их разделить или уменьшить пыл, а может и вовсе остановить. Сила всегда была эквивалентом власти и им, Главам Гильдий, нужно ее постоянно доказывать: собственной расе, асуром, людоенам, самим себе. Власть, предполагает силу, как внутреннюю, так и духовную, а сила — непоколебимый дух. Ставшие Главой являлись символами исключительности и лидером каждой расы, в этом мире. Они должны быть в силах защитить свой народ и обеспечить им мирную и спокойную жизнь.

Представители власти, какие они? Каждый видит их по-разному, народ в одном свете, более грамотный человек в другом, а приближенный в третьем. Для обычного люда власть корыстна и жадна, делающая все только для себя и забывая о простом народе, который обеспечивает сельское хозяйство и является рабочей силой. Умный человек понимает, что все не так, как кажется на первый взгляд и все куда сложнее, запутанней и опасней. Приближенный может как сочувствовать, так и ненавидеть, ведь он видит куда больше, чем другие и может наблюдать за последствиями определенных решений делая уже свои собственные выводы, построенные на фактах, хотя порой даже тут играют чувства. Власть многогранна и понять ее сложно, тут имеет смысл мировоззрение человека, будь он асуром или людоеном, и то, какую цель он ставит перед собой. Какой мир он хочет создать и для каких людей? Слабых или сильных, а может для все? Все это очень сложно и что бы разобраться в тонкостях власти нужно много времени, опыта и философии, а еще понимания веры, ведь она влияет на наши решения.

– Не выходи за рамки своих обязанностей.

Хвите на это так же промолчала, прекрасно осознавая, что дальнейшего разговора не будет, как и обсуждение тех мыслей, что она изложила. Глава Совета просто отмахнулось от них, при этом дав понять, что этот разговор строго между ними, что немного усложняло ее планы, но это к лучшему. Не стоит кому-то знать о грядущем. Будущее так изменчиво, впрочем, как и прошлое. Одно несоответствие и все кардинально меняется. Хвите была бойцом, несмотря на свое равнодушие, женщина предпочитала устранять угрозу быстро и без угрызения совести. Планировала ли Петронила привлечь ее внимание и тем самым позволив ей вступить в опасную игру, когда раскрыла свою проблему? Скорее всего нет, но она не раз замечала, что хафну старается держать ее на расстоянии, словно чувствует угрозу. Может это было бы к лучшему, ведь оуред привыкла действовать и никогда не говорила о чем-то просто для поддержания разговора. Единственное, что женщину сейчас волновало, так это причина, по которой Глава Совета не хочет созвать всех и начать подготовку к грядущему? Если есть опасность, то почему они бездействуют? Вопросы, они всегда есть и порой намного больше, чем имеются ответов на них.

Извини за беспокойство.

На этот раз Хвите только кивнула, прощаясь с Петронилой, которая обернувшись в ворону улетела. Удобная способность у хафну, которая всегда поражала ее. Правда все силы этой расы связаны с фауной и не были слишком уж эффективны в плане защиты. Как только два вороны стали точками в небе, женщина встала и подошла к окну, смотря на голубое полотно и думая о своем. В черных глазах появился стальной блеск, говорящий о решительности и далеко идущих планов Главы. Как там говорят глупцы: «...Я смеюсь в лицо опасностям!...». Пусть будет так, ведь вызов, брошенный судьбой, был принят.

+2

17

[quest]http://s2.uploads.ru/smaPb.jpg[/quest] [quest]http://s6.uploads.ru/iZz21.jpg[/quest] [quest]http://s2.uploads.ru/u9UJp.jpg[/quest]


Квест завершен

Итоги:
Петронила так и не раскрыла всё, что её волновало и не попросила о помощи, оставив Хвите самостоятельно решать, как поступать дальше.

0


Вы здесь » Terra Incognita: Homo Ludens » Архив квестов » 5 травный 1460 года; город Портего‡Сомнения и вопросы&